Ещё вспомню тут этот эпизод, чтоб потом читателям (ежели такие вдруг имеются) понятнее была одна моя крупица счастья. О ней напишу позже.

Комплекс изгоя
Это был тяжкий для меня период, когда часто хотелось просто умереть.

Отмирали уже всяческие демонстрации. Эта была одной из последних – первомайская. На неё загоняли по списку, в обязательном порядке, иначе грозило крутое взыскание. Каждая кафедра выделяла по несколько человек, а вот мой шеф обязал только меня (как самую политически неграмотную) демонстрировать верноподданность. Следовательно, я пришла на место сбора одна.
Все разбились по кафедрам и компаниям, образовав кружочки, кругом были знакомые и незнакомые лица коллег с других кафедр. Я начала оглядываться, увидела в сторонке трёх знакомых женщин, подошла, поздоровалась, разговорились. Вдруг из одной компании окликнули двоих: «Идите к нам, тут у нас интересная история». Остались мы вдвоём с женщиной по имени, скажем, Надя. Надя начала как-то неловко оглядываться, и тогда из другой компании раздался голос: «Надя, идите к нам!» Надя смущённо мне улыбнулась, кивнула и ушла.
Вокруг в кружочках разного диаметра веселились коллеги, а вне кружочков, в центре торчало поникшее деревце (156см роста в кроссовках) в моём лице, и мне казалось почему-то, что меня оплевали сверху донизу. Я чувствовала себя униженной, заплёванной, было больно, одиноко, паршиво, даже не подберу слов для тогдашнего состояния моей души. И невероятно хотелось зареветь, но этого я не могла себе позволить.
С тех пор, если мне мерещится ЭТО, я прячусь в свою обжитую скорлупку, плотно захлопываю створки, выкрикивая: «Нас здесь не стояло».

И ещё я не могу видеть, когда «стая» единомышленников нападает на одного, может быть, и справедливо, но когда вся стая (как один!) дружно, радостно, увлечённо, с наслаждением «клюёт» и изгаляется над одним человечком, изгоем, мне становится невмоготу.
Однажды я получила уже здесь горький опыт. Не выдержав, вмешалась, попыталась поддержать, пойдя против стройных рядов ППКСников. Результат был плачевным.
Но это уже другая и неинтересная история.

И смешное. Если я вижу всего лишь по телевизору! как со смаком унижают кого-нибудь, я выключаю телик и впадаю в глубокую меланхолию.

А недавно рылась в старых книгах нашей библиотеки и обнаружила свои стихи, написанные именно тогда, когда я старалась не умереть. Они были в старом блокноте с ненужными уже заметками. Каким чудом они сохранились, этого не знаю. В то время я обычно писала стих и тут же выбрасывала.
И хотя после одной «школы» и прекрасного Учителя (ещё, может быть, напишу о нём) я бы сейчас переписала всё более «соразмерно», но не стала править найдёныша, чтобы осталась «историческая правда». Сейчас вижу, как точно передают эти корявые, графоманские стихи тогдашнее моё состояние.
По всему было видно, что писала я их, когда готовилась к лабораторной работе «Определение предела прочности металлов».