Лотман в своих комментариях к "Евгению Онегин" указывает, что Пушкин никогда не описывает пространство в романе, полагая, что читатель хорошо представляет себе и дворянскую усадьбу, и петербургские дома. Пространственные детали упоминаются мельком, апеллируя к опыту читателя.
"Это соответствовало поэтике Пушкина. Л. Н. Толстой смотрит на мир, им изображаемый, глазами внешнего, впервые попавшего сюда наблюдателя, превращая тем самым читателя в "естественного человека", который должен объяснить себе смысл и значение каждой детали (отсюда подробность и "отстраненность" описаний)".

Замкнутый советский мир отторгал те этнологические ассоциации, которые очевидны при прямом столкновении с западной культурой: внешний наблюдатель это не столько естественный человек, сколько колонизатор в пробковом шлеме, несущий бремя белого человека восточным варварам. Популярность Толстого на Западе объясняется тем, что он сконструировал образ читателя, который совпал с самооценкой аудитории.

@темы: Пушкин Онегин Лотман