Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Старый проц, но новый хард...

21:56 

"Дневник Первого Боцмана"

Решила запостить сюда свою поделку по Черным Парусам. Сериал уже давно закончен, так что спойлеров не будет )))

Дневник Уилла Мандерли, или как меня знают в Нассау - Билли Бонса, бесстрашного боцмана знаменитого капитана Джеймса Флинта..

Направленность - слэш, джен, юмор.
Пэйринг: Уильям Мандерли (Билли Бонс)/Джеймс Флинт(в основном односторонний),
фоном упоминается Флинт/Сильвер, Флинт/Элеонор, Флинт/Мади и даже Флинт/Вэйн, намеки на Бен Ганн/Билли (односторонний).
Рейтинг:R
Жанры:Романтика, Юмор, Пропущенная сцена, Любовь/Ненависть
Предупреждения: Нецензурная лексика (найдете мне хоть одного боцмана, что способен выразить мысль без мата - я все затру:alles:).
Размер: 34 страницы, 11 частей

Глава первая

На борту галеона Флинта. По дороге в Чарльзстоун. День первый.

 

 

Никогда не вел дневник, но тут подумал - почему бы и нет? Зря я, что ли, писать учился? Вон эта благородная ципа, которую Вы притащили на корабль, сидит целыми днями чего-то там пишет в журнальчик. Чем я хуже? Главное - это безопасно! Никто на корабле, кроме меня и Вас, капитан, читать особо не умеет - даже если найдут, ничего не поймут. Когда-то еще Дюффрейн грамотный был - тот бы быстро разнюхал, проныра, потому писать было опасно. Но теперь попробую. Уединился вот в столовой и и карябаю - в это время здесь никого нет. Рэндалл только вот таращится, но ты же никому не скажешь, правда, Рэндалл? А если кто другой сунется - получит в дышло, ибо нефиг шататься по кораблю без дела. Так о чем я? Вечно отвлекаюсь. Ах да, Дюффрейн... Жаль, крысой оказался, симпатичный был... зря постригся, правда, ему не к лицу, но это дело поправимое... Главное, умненький - книгу в глаза видел, поговорить было о чем долгими вечерами... Конечно, с Вами интереснее, капитан, но куда мне с Вами беседы философские вести! Вы как загнете каким-нибудь Конфуцием, так у меня аж челюсть отваливается... умный Вы, зараза!
А вот Дюффрейн все это зря затеял на острове - совсем нюх потерял, что ли? Ух, не было меня при атаке галеона! Я бы ему очечки-то быстро протер, чтоб лучше видел, кто у нас кэп... Ходил вечно за мной, лупалками своими таращился, кучеряшками соблазнял, защиты искал, глупо лыбился... А тут оставил его без присмотра, так от рук отбился! Бунты давай вытворять! Надеюсь, теперь он усвоил хорошенько, что в этой команде я решаю - за кэпа мы будем или против, а не Дюффрейны всякие? Я его вышвырнул за шкирку и плевать, что симпатичный и умывался каждый день... Эх, жалко, конечно, не будет больше с кем рому на брудершафт выпить, ну и хрен с ним! Мне истина дороже...


На борту галеона Флинта. По дороге в Чарльзстоун. День второй.

 

Я вот тут думаю, главное, чтоб Вы дневник мой не нашли, капитан. Рано Вам еще знать. Не готовы Вы к этому. Вон, таскаете на корабль всяких мамзелей. Раньше за Вами такого не водилось, что меня откровенно напрягает. Эта Барлоу еще ладно - она Вам давно голову морочит, письма пишет, чтоб ее. Из-за ее письма дурацкого мы же с Вами чуть не пособачились окончательно! Мне всего-то надо было только узнать, что за баба такая и серьезно ли у Вас с ней, а Вы сразу взъелись... Сволочь Вы, кэп, все-таки. Вот есть у Вас глюки дебильные! Когда за эту Барлоу заходит - сразу с катушек съезжаете. Можете и за борт выкинуть с дуру. Вот тогда не поняли Вы ничего, а сразу бросаться...
Надеюсь, хоть Вам дошло, зачем я соврал команде когда вернулся о том что упал в воду сам? Я пытался Вам намекнуть об истинных причинах, объясниться наконец, но разговор как-то пошел в другую сторону из-за этих долбанных британцев! Чтоб их на акулий корм всех пустили! Ненавижу гадов! Садисты долбанные, думали, я кэпа сдам! Знали бы они, что из-за Вас, капитан, я ночами не сплю и в бордели не хожу уже долгое время... С того самого вечера, когда вы напились после взятия "Мирабеллы". Куш был большим и все решили расслабиться... Вы не помните, кэп, вы были слишком пьяны... А я - не настолько. Поэтому черт меня дернул вас тащить до каюты и спать укладывать, пока вы никого не прибили из пистоля... Я его еле отобрал у Вас, помните? Думаю нет... Как и того, как вы поцеловали меня на прощанье... Наверное, вы думали, что целуете вашу мисс Барлоу... или эту ципу молоденькую. Или хрен его знает кого... Вы едва держались на ногах, капитан, так что я не уверен, что вы хоть что-то соображали. Зато я соображал... и стоял, как вкопанный... С тех пор влип я окончательно... Каждый раз заставляю себя не таращится на Вас, как на сундук с пиастрами... Вот и сейчас из последних сил стараюсь не засматриваться на вашу новую курточку испанского покроя, которая Вам - мммм - чертовски идет! Вот умеете Вы одется так, что мимо не пройдешь... Одни ваши сапожки чего стоят...
Ну, ничего, мой капитан... Я так просто не сдамся! Я еще найду момент поговорить с Вами по душам да выведать кое-что. То, что мне давно кажется верным, но пока никак не подтверждено и остается лишь в моих догадках. Было пару взглядов, намеков, моментов, но, черт возьми, слишком этого мало чтоб утверждать... Чтоб знать наверняка и не облажаться. Назад-то пути уже не будет. Как же все сложно с Вами, капитан... И угораздило же меня...
Но сейчас к Вам не подкатить - все сидите со своими барышнями, чай пьете. Даже рому не опрокинули ни разу, пока ЭТИ на борту - вот как женщины пагубно влияют на настоящих пиратов! От них беды одни, кэп, точно вам говорю!
Ну а эта розовощекая вообще меня бесит! Только подойду к Вам поговорить - она тут как тут. Вот и сегодня - только присел рядом с умным вопросом, как эта овца уставилась и все испортила! Мало мне Вашей Барлоу, так еще и новенькая теперь нервы треплет! Сидела бы себе в каюте и вышивала крестиком, но нет! Она повсюду за Вами таскается, словно прилипла, ни подойти к Вам, ни подъехать... А еще благородная девица, тьху! Скорее бы Вы ее уже сбагрили, мой капитан - сил нет терпеть!


Борт галеона Флинта. Чарльзстоун.

 

Пишу коряво, так как руки у меня связанны. Простите нас, кэп, мы всё просрали. Пока Вы там договариваетесь с губернатором, наш красивый, огромный, боевой трехмачтовый галеон, который Вы, рискуя собственной шкурой, увели у испанцев, захватил ублюдок Чарльз Вэйн. Вот такая вот херня, мой капитан! Теперь на Вас вся надежда - если Вы не вернетесь с подкреплением, нас всех порешат... Эх, на кого же Вы нас оставили? Знаю, что на меня... Так вот - я бесславно облажался! Не заметить с фока-реи, что корабль атакуют, это надо быть последним м*даком, простите за выражение... А все потому что темно было! Говнюк этот Вэйн и так чумазый, а еще и вымазался дерьмом всяким - ночью не разглядишь совершенно!
Главное, завербовать меня пытался - патлами своими немытыми соблазнял, чтоб я к нему в команду перешел. Я ему не какая-нибудь шлюха Гатри вестись на его колючие глазки и оборванные шмотки, так что послал его подальше. Дал четко понять - у меня есть Вы и изменять я вам не намерен. Пусть даже этот гад меня прирежет тут на месте. Да только сволочь Вы редкостная, мой капитан - вряд ли мою верность оцените. И плакать за мной не станете... Пришьет меня Вэйн - сплюнете, матюкнетесь и найдете себе новый корабль, новую команду и нового боцмана посимпатичнее... как этот няшка-кучеряшка кок... кстати, где он?

Борт галеона Флинта. Чарльзстоун. Два часа позже.

Да что же это такое? Подонок Вэйн не пустил нас на берег, за Вами... Он-де будет сам Вас спасать! Хочет сделать Вас своим трофеем. Я ему сделаю! Из моего кэпа - трофей?! Да если бы не наручники, так бы и придушил его, гада... Нет уж, надо брать ситуацию на корабле в свои руки - я не позволю, чтоб когда Вы вернетесь, здесь была власть этого замарашки!


Борт галеона Флинта. По пути из Чарльзстоуна .

 

Что не говорите, а я рад, что Вы вернулись. Вы злой, правда, как сто чертей, еще и с этим немытым бродягой, но все же вернулись. Вэйна я бы все же пристрелил, но раз Вы приказали... так и быть - потерплю его на одном борту немного... Хотя решения такого я не одобряю. Но мне не привыкать - я много Ваших решений не одобряю, но все же, сцепив зубы, исполняю. Хотя Вы и не цените этого. За что мне только Вас бог послал, капитан? Быть рядом с Вами - истинная пытка... Но оставить Вас я не в состоянии... Не теперь, когда Вы так одиноки... Как жаль, что Вы никогда не прочтете эти строки, а если и прочтете, то наверняка захотите от меня избавиться, как от ненужного осложнения... устроите очередной несчастный случай. У Вас это хорошо получается...
И вообще, Вы странный стали, капитан. Говорил я вам - от баб одни проблемы, так видите, правда. Вот не брали бы вы с собой эту Барлоу, так ей бы не вышибли мозги и Вы бы не ходили чернее тучи! Столько лет сидела на ранчо и все было в порядке, а тут поперлась, какого черта. Теперь на Вас больно смотреть - еще рехнетесь, капитан... Я ночами не сплю - слушаю, как вы вышагиваете по каюте и звените стаканами... Вы так совсем себя изведете, кэп, нельзя так... Команда-то чувствует, что не все в порядке.
И самое время вроде бы предложить поддержку, прийти к вам с флягой рома и поговорить по-дружески... признаться, в конце концов... чтоб Вы не чувствовали себя таким несчастным и одиноким... Подставить свою новенькую жилетку - плачтесь на здоровье, мне для кэпа не жаль... Так нет же! Облом тебе, Билли! Этот, блин, болезный теперь торчит в капитанской каюте! Как при нем пооткровенничаешь? Лежит там днями и ночами, с кэпом общается... Небось уже все выведал, что ему надо. Зря Вы, капитан, с ним нянчитесь. Не такой он няшка, как показывает. Да, пострадал за команду, не спорю... Но когда меня год назад ранили картечью при абордаже, Вы меня в свою каюту не забирали - подыхал в общей комнате со всеми... Ведь именно Вас тогда я прикрыл, капитан, а вы опять не оценили. Ну конечно - в Билли можно стрелять картечью, Билли не жалко, да?... А Сильвера за красивые глазки голубые (действительно, красивые, мать его!) жалеете, холите и лелеете? ... Нет, я не ревную, мой капитан... Ревность - признак слабости, а слабость я свою Вам не покажу! Пока сами не попросите... Ведь если бы вы захотели, я бы стал куда покладистее, но вы же в упор не замечаете моих намёков, капитан... Ни взглядов, ни комплиментов, ни подарков... Даже того, что команда внезапно стала как шелковая, а каждый, кто за глаза вякал на Вас, ходит с разбитым носом... Вот Сильвер бы для Вас это сделал? А Вы ему книжечки на ночь читаете - я сам слышал, чтоб вас акулы сожрали! ммм... что-то я отклонился от темы... Якорь Вам в бок, как же хочется напиться! А потом ворваться к Вам в каюту, кэп, и его оттуда вышвырнуть. Ну ранили, ну ногу потерял - какого хрена с капитаном в одной каюте спать?! Что за фривольности такие? А если каждый захочет?
Носятся все с Сильвером, как с писанной торбой, а я чувствую - киданет он нас на бабки... вот киданет, к гадалке не ходи!
Будете тогда злиться, капитан, вспомните про Билли! А будет поздно - я уже обиделся! Черт побери, где же ром???

 


Часть вторая
Борт "Моржа". Первое плаванье после возвращения с Чарльзстоуна. День первый.

 

Как же это обалденно, мой кэп, что мы снова на "Морже"!!!
Не то, чтобы он был лучше боевого галеона в полсотни пушек на два борта, но все же он мне роднее... К тому же, тут куда удобнее! А то эти испанцы-лилипуты, понастроили кораблей с низкими потолками - я на том триклятом галеоне все лаги и пролеты лбом посчитал! "Морж" же я уже выучил наизусть - могу вслепую передвигаться на родненьком. Да и заначка у меня тут была под половицей - хорошо, что не нашли проходимцы эти с золотом. Я за нее купил себе в Нассау новую жилеточку, чтоб вы могли в нее поплакаться, мой капитан. Но вам она, видать, не понравилась, плакаться не пожелали. Ничего, вернемся в порт, я себе еще побрякушек каких цапну - буду вам перед глазами мелькать, может, внимание, наконец, обратите!

Борт "Моржа". Первое плаванье после возвращения с Чарльзстоуна. День двенадцятый.

 

Столько событий за эти две недели, что прям не было когда пожрать и выспаться, не то, чтобы написать что-то сюда. Но я должен. Потому что, дорогой мой кэп, кажется, Вы сходите с ума. Не то, чтобы я сильно против - Вы мне нравитесь и таким, но все же Вы стали вести себя странно. Ром не пьете, не материтесь, вдохновенных речей не толкаете, глазками своими-иголками не сверкаете, отдалились от команды совсем, книжки читать снова начали. Да мне плевать на остальных, но Вы со мной за всю неделю двумя словами лишь перекинулись: "Билли, почисть мой пистоль..." и "Билли, подай мне трубу"... и даже ни разу по морде моей наглой, непокорной, не съездили... Обидно, как-то. С Сильвером вы хоть совещаетесь. Квотермейстером заделался, гад, чтоб поближе к Вам быть. Если Вам интересно - я за него не голосовал! Нафиг мне нужен такой квотермейстер, которого пиастры наши только и интересуют. Не верю я его голубым пуговкам невинным, вот не верю...
Ах тыж ё! Хотел еще что-то написать о нашем грустном кэпе, но слышу шум за дверью - опять мордобой устроили. Оружие трофейное делят. Такое, простите, пропустить не могу. Допишу потом...


Тот же день. Вечером.

 

Наконец-то все уснули, кроме смотрящих на фоке. Могу спокойно довериться... нет, увы, не Вам, мой капитан, Вы слишком нервный сейчас для таких признаний - башку из мушкета снесете, не успею фразу закончить... пока могу довериться лишь бумаге... Вы сейчас не спите - я вижу, как свет пробивается из дверных щелей капитанской каюты. Слышны шаги - Вас снова терзает бессонница... Слежу? Нет, не слежу, я тут мимо прохожу. Просто гуляю вечерком - на палубе свежий воздух, все такое... И звиздец, как холодоно! Ветер башку прямо отрывает... но я спать не пойду, пока он у Вас торчит! Я должен знать, что он Вам втирает - чувствую, замыслил что-то.
Вот не нравится мне, как на вас Сильвер смотрит в последнее время. Что-то у него в его кудрявой башке там происходит, явно же. А вытрясти вы не даете. К тому же, вся команда теперь за него - у нас это, пострадавших любят. Покойный Рэндалл тому свидетель. Так что, если я его где прижму к стеночке в темном уголке (не так, как Вы, может, подумали, капитан, нет - меня его кучеряшки не волнуют) - так сразу возмутятся все. Команда его любит. Я снова окажусь за бортом... А мне прошлого раза хватило - больше не хочу. Кстати, вот команду Вас любить надо заставлять... у меня уже мозоли на кулаках доказывать, какой Вы хороший кэп и как Вам идет новая стрижка. Тут Вы, правда, сами виноваты - я предлагал Вас под милитари стричь, а вы экспериментировать надумали - давай полубокс, полубокс... а я не то чтобы хороший парикмахер. Вот и закончилось все тем, чем закончилось. Но я рад, что вам понравилось, хотя мне ваша рыжая шевелюра была милее... Но что поделать - признаться в этом Вам я не могу. Не сейчас. Не время. Сейчас вы - затаившийся дракон, приникший тигр! Звезда возмездия для проклятых англичан! Сирену мне в уши, как же Вы прекрасны в бою! Смотрел бы и смотрел, как Вы крошите этих ублюдков направо и налево! Можете расслабиться, забыться в своей мести - мочите, режьте, рвите, убивайте, беснуйтесь - в моих руках всегда заряженный пистоль, чтоб прикрыть Вас в нужный момент.


Борт "Моржа". Первое плаванье после возвращения с Чарльзстоуна. День четырнадцатый.

 

Ну ладно Вам, ну видели, как я играю в карты с тем парнишей, ну что тут такого? Зачем его выгонять из команды? Ничего же не было! Вот дрянь Вы эгоистичная - сами бухаете, общаетесь и уединяетесь с кем попало, а Билли - нельзя. Только заметили, что я себе компанию нашел, как сразу - "замени его, он непригоден"... когда он просто поскользнулся во время атаки! Вот же долбанный собственник - сиди, Билли, один и плети фенечки по ночам, пока Вы книжки в своей каюте читаете! Нет, я не против, признайся Вы, что это было из-за ревности - я тогда бы полкоманды вышвырнул, чтоб только Вас не нервировать... но так нет же - могу поспорить, Вам плевать на меня и мои чувства, о которых вы даже не подозреваете... А этот кудряшка еще так ехидно посмотрел, сволочь. Выведывать что-то начал, что ли? Так и хочется его побрить во сне налысо, может перестанет строить из себя умняшу и все вынюхивать.
***
Что? какого черта мы прёмся на заброшенный корабль? Денег там нет, команды нет, фигня странная творится. Кто так решил вообще? Мой капитан, неужто вы? Не похоже на вас - глупости такие вытворять. Еще какую заразу там подцепите, заболеете, что мы будем без вас делать? Страшно подумать даже... Зуб даю, Вас Сильвер надоумил. Это он любопытная болонка, всюду свой нос сует, где не надо! Куда же вы погнали, мой капитан? Да погодите же, вдруг там опасно! Кто-нибудь, остановите же кэпа! Какой же Вы неугомонный, несдержанный, нетерпеливый, горячий, решительный, бесстрашный... мрррх, чет меня занесло малость. Пойду лучше на корабль, прослежу, чтоб с Вами чего не приключилось и проветрюсь немного...
***
Тот же день, снова борт "Моржа". Погоня.

 

Вот задом чувствовал - на брошенном корабле ловушка.
Спасибо Вам, кэп, что быстро догадались еще! Все-таки мозги у вас мощные, несмотря на ром и контузии! Люблю я вас за это... не только за охренительные сапожки и брюки в обтяжку.
Заметив корабль Хорниголда, признаюсь, я малость прифигел. Это же надо, сколько охочих развелось погоняться за моим кэпом? Обломитесь, гады, кэп вам так просто не достанется! Вот и эти крысы туда же, смотри! Зря вас не пристрелили только - добрый у нас кэп все-таки...
А вот Дюффрейн как был шлюшкой, так ею и остался! А то корчил из себя недотрогу... целомудренную неженку в очечках... За ручку подержать даже не разрешал, не то чтоб на колени усадить - сколько визгу-то было! "Я не такая, я не такая!" Такая-такая!!! Шкура ты продажная! Динамил меня всю дорогу, а теперь нашел себе богатенького старпера и рассекает на корабле! Тьху, мерзость! У меня хоть кэп красивый, умный, стильный, в обалденных сапожках - как посмотрит прищуренно, то аж холодок по спине пробегает - прибьет или "не сегодня"?... Адреналин, мать его, романтика!.. а ты на что променял? Вы бы еще паруса сакуру перекрасили - бордель на плаву! И на каждом цена написана, за сколько продались британцам! Разбомбить бы вас, да жаль мы не на военном галеоне. Кстати, какого черта мы не на галеоне, кэп?

Часть третья
Утро после шторма.

 

Сижу вот в Вашей каюте и сторожу Ваш сон. Будить Вас я не разрешил - Вам нужно отдохнуть после того звиздеца, что мы пережили. К тому же, здесь удобно писать - никто не мешает, так что воспользуюсь минуткой, чтоб заглянуть в свой журнальчик.
Когда волны немного стихли, ДеГрут нашел вас без чувств, привязанным к штурвалу. Вы без сознания уже почти сутки, и я волнуюсь, капитан. Без Вас мы бы точно все скопытились - таких штормов я еще не видел, хоть и поплавал не мало... А тут еще такой аттракцион на марса-рее мне устроили - меня аж укачало...
Вы не подумайте, капитан, решение рубить ванты я считаю правильным - наверное, сам бы так поступил на Вашем месте. Здесь выбор был - брамсели или весь корабль, боцман или вся команда... Я не маленький - знал, на что шел, когда полез на грот-мачту. Но Вы сказали и я полез! Ни слова поперек, заметьте! Вот другой кто бы полез? Веревки Вы из меня вьете, капитан... И опять же, Вы не оцените ничерта, да ладно... Я Вам признаюсь, как на духу - когда бобрамсель оторвало, я чуть в штаны не наложил. Вот умеете Вы нервы потрепать, я Вам скажу. Я даже не знаю, какой момент в моей жизни был хуже - вчерашний шторм или британский плен... Вчера хотя бы Вы были рядом... Почти. На расстоянии метров десяти, на палубе. Но то, что Вы остановились, мне многое сказало, капитан. Не думаю, что из-за марселя все же... Значит, я Вам все-таки дороже, чем какой кусок бревна... Хоть какой, а прогресс в наших отношениях... Именно поэтому я сейчас здесь, в вашей каюте, сижу, кропаю свой дневник и слушаю Ваше дыхание. Мой капитан, скорее бы вы очнулись... Ибо мы снова в полной заднице, впрочем, как всегда...
Гаденыш Сильвер сейчас торчит с командой, к Вам его я не пустил. Не после того, как он заявил, что пуститься в шторм было ошибкой. Дескать надо было поступать, как команда Холлиндейла - сдаться для виду, а потом втихую, по крысиному, сбежать. Я едва сдержал себя, когда он это говорил. Это означало - бросить Вас на борту "Моржа" одного... умирать, как Холлиндейла! Я чуть в глаз ему не засветил за такие слова. Но все же смог взять себя в руки и промолчать - с этим говнюком надо вести себя осторожно. Неизвестно, как он настроил команду. Вот же падла! Готов ради спасения своей шкуры любого сдать - ни капли совести и уважения к кэпу!
Я теперь буду за ним присматривать, мой капитан.


Седьмой день полного штиля.

 

Кучеряша скоро сорвется, нутром чувствую. Конечно, нам всем крышу сносит от обезвоживания и голода, но он-то явно замыслил что-то против Вас... Как будто Вы не с нами на одном борту. Не думаю, что в Ваши планы входило сдохнуть посреди океана на побитом шторме корыте только чтобы оправдать опасения кучеряши. Вы не волнуйтесь - я за ним наблюдаю, как Вы и приказали, капитан. И мне не нравится, как он изменился - с каждым днем Сильвер начинает нести все более откровенный бред. Но хуже того - он плетет интриги у Вас за спиной и уже даже нашел себе единомышленников. Ну - ну, пусть попробует выступить против Вас, я хочу посмотреть, а лучше плюнуть в рожи тем, кто его поддержит. Я едва сдерживаюсь, чтоб не подтолкнуть его к этому, как когда-то сделал с Дюффрейном... пусть, наконец, покажет свое истинное лицо... и тогда по нему можно будет вмазать с чистой совестью.


Вторая неделя штиля.

 

Едрить я охренел, капитан. Когда вы вышибли мозги этим двоим... Это было жутко. А еще мощно, доходчиво, красноречиво и лаконично. Но прошу Вас, больше так не делайте. Я и так верю, что вы круты и бескомпромиссны... Но Вы страшны в гневе, капитан...
Умеете вы донести свою точку зрения, ничего не скажешь... Думаю, все всё усвоили. "Кэпа звать по пустякам не стоит. Кэп - это крайняя мера". Только умоляю Вас, не надо повторять... А то у меня аж волосы дыбом встали и кровь в жилах застыла... Но хуже всего - мне захотелось вас сгрести в охапку и уволочь в куда-нибудь в трюм и уже там применить "более жесткие методы", о которых я с дуру ляпнул Сильверу. Хорошо еще, что он все не так понял, а то пришлось мочить бы и его...
У нас всех нервы и так на взводе, так что не провоцируйте больше меня так, капитан... В следующий раз я могу и не сдержаться... Но мне бы очень не хотелось, чтоб все произошло вот так... Думаю, Вам тоже. Пойду лучше, проверю такелаж, от греха подальше...

Двадцатый день штиля.

Акула, это, конечно, прекрасно, это наше спасение, но... почему Вы вернулись с ним?
Я зря, что ли, его накрутил и отправил с Вами в открытое море? Вы же получаете полный паек - неужели бы не справились с этой кучеряшкой? Конечно, пуля в лоб на глазах у команды, это бы было слишком, но списать все на акул - никто бы и не заподозрил ничего!
Я специально отказался с вами плыть, хоть он и ныл, звал меня с собой, чувствовал неладное... Но я решительно отрезал - плывите вдвоем с кэпом. Я ж думал, этого Вы только и ждете!
А тут Вы вернулись с ним! Я дал Вам такой шанс, а Сильвер все еще жив. Что за хрень, капитан? Как это вообще понимать? Что между Вами происходит? Он Вам настолько стал дорог, что Вам сложно от него избавиться? Дороже марса-реи?
Подкатывать к Вам с расспросами сейчас не самое подходящее время - у Вас еще много пуль осталось... придется раскалывать кучеряшку. Что ж, сцеплю зубы и буду корчить из себя его подруженьку. Того, с кем можно посекретничать... Может, выболтает чего с голодухи... Знаю, что некрасиво - самому противно это двуличие, но я просто должен знать, что у него с Вами, капитан. Я обязан! Я же с ума сойду, если не узнаю...

Часть четвертая
Ненавижу самодурок у власти! А чернокожих самодурок - тем более! Я за шаг к расизму, капитан! Еще один день в плену у этих туземцев и я точно стану ненавидеть весь их род - тут сплошная антисанитария, кормят плохо, спать негде, мухи всякие кусают.
Итак, в последнее время мы просто не вылезаем из дерьма. Только очухались от штиля - как попали в плен. Это я облажался... Это даже не смешно, правда. Я со стыда чуть не сгорел, когда эти аборигены привели меня в наш лагерь, словно трофей какой. Кэп, я не хотел так подставить всю команду... Не будь у них пленника, может, мы бы без боя не сдались - мы хоть и ослабли после голодовки, но у нас было оружие и все дела... Ну а так, бесславно слились.

Я боюсь, что Вы мне так это не оставите. Еще немного - и устроите мне какой-нибудь несчастный случай. Это становится все более и более вероятным - слишком уж часто Вы спускали мне с рук вещи, за которые других мочили без разбора... Вот как история с килеванием «Моржа» - это же я виноват в том, что случилось с Рэндаллом и Морли - не проконтролировал до конца, качественно ли привязаны ванты к деревьям. Это было моей задачей и прямым обязательством. И Вы это прекрасно знали... Вот Дюффрейн обвинил в случившемся Вас, а я и не возразил. Я испугался, что Вы меня пришьете, капитан.
За то, что угрожал Вам пистолетом в доме Гатри, угрожал ножом на ялике... Я с перепугу, капитан, не думайте, я бы Вам ничего не сделал (хотя, судя по Вашей реакции, это, наверное, было очевидно), я лишь боялся за свою жизнь. Я же Вас знаю - как чуть что не по Вашему - сушите весла, хороните в море...
Мне еще повезло, кстати. Любой другой на моем месте уже бы был не жилец.
Вот и теперь - Вы молча сложили оружие, потому что меня взяли в плен... Я отказываюсь верить, что вы приняли это решение из-за меня. Наверняка у вас уже созрел собственный план, в который входила эта сдача в плен. Иначе никакой логики в этом нет - жертвовать всей командой ради боцмана. А Вы у нас редко совершаете поступки, лишенные логики. За что, собственно, Вас я и полюбил... Но это сейчас ни при чем. Я уже почти научился контролировать свои чувства - это очень пригодилось мне в замкнутом пространстве, где полкоманды на меня пялится. Отложу-ка я этот вопрос на потом, пока придумаю план побега №28.
***
Когда Вы сказали, что желаете пожертвовать собой ради того, чтоб команда спаслась, и захватить королеву марунов на переговорах, я офонарел. Я долго вглядывался в Ваши колючие зеленые глаза, пытаясь понять - Вы ли это передо мной, мой капитан? Здоровы ли Вы? Не скосила ли Вас какая местная лихорадка? Но Вы упрямо сверлили меня вполне осознанным взглядом. Взглядом, от которого у меня пробежал мороз по коже и сердце бешено забилось. Уж не знаю, почему - из-за волнения за Вас, или из-за осознания того, что Вы способны на героический поступок. При мысли о последнем у меня начали подкашиваться ноги - я только-только совладал со своими эмоциями, чтоб не выдать себя перед Вами, как вы меня оглушили новым обухом по башке. Моя трезвость суждений и так летит к чертям собачьим, когда речь заходит о Вас, капитан, а теперь я вообще стану до конца дней своих на Вас молиться, как на романтический образ благородного рыцаря... Поэтому я в тот момент так ничего не нашелся ответить - я ведь не Вы, мне надо время собраться с мыслями... Подумать, посоображать, включить мозги, которые Вы буквально вышибли своим заявлением.
Когда я вернул способность трезво мыслить, первое, что пришло на ум - ну, не мог в Вашей гениальной голове зародится столь дрянной самоубийственный план. Я не верил, что Сильвер, Ваш ненаглядный кучеряша, так мог промыть Вам мозги, чтоб вы пошли на подвиги. Нет, только не Вы! Кэпом никто не способен управлять, кэп никогда не будет творить подобных глупостей. А значит, либо это не мой кэп, либо это не его истинный план.
В ту ночь я не мог уснуть, несмотря на усталость и истощение - я должен был проверить, что у Вас за план на самом деле, черт побери! Я не могу спокойно сидеть и ждать, зная, что мой кэп собирается самоубиться. Подождав, пока Сильвер перестанет вертеться возле Вас и уснет, я решил подойти к Вам и все выяснить. «Ты обязан в это поверить, Билли» - сказали Вы мне, - «а особенно, в это должна поверить вся команда. Если они будут свято уверены, что их капитан способен пожертвовать ради них жизнью, они смогут слепо следовать за ним хоть в само пекло. И не противится, наконец, моим приказам. Тебе понятно, Билли?» И вы мне подмигнули. Я открыл было рот, чтоб уточнить, потому что все равно нихрена не понял, но тут же его захлопнул. Потому что Вы положили мне руку на плечо и умудрились посмотреть на меня сверху вниз - уж не знаю, как это у Вас получается...
Я представляю, какой у меня был глупый вид в ту минуту, если Вы решили уточнить - «Постарайся не разубедить команду, что я ради их спасения готов расстаться с жизнью - это важно для нашей дальнейшей войны. Особенно Сильвера. Сделаешь?» Услышав из Ваших уст это имя, я подсознательно вздрогнул. Эх, раскрою я себя рано или поздно, как пить дать! До сих пор краснею как школьница под Вашим пристальным взглядом. Хорошо, что была ночь, и Вы ничего не заметили. Наверное подумали, что Билли тупой, как тисовая бизань - таращится на Вас и молча сопит. А на самом деле, я изо всех сил старался не поддаться чувствам. Не плюхнуться перед Вами на колени с воплем - «Что Вы со мной творите?! Я вас ненавижу! Зачем на меня так смотреть?! Теперь я не смогу Вам отказать!». Вы - страшный человек, капитан. Но мне от Вас не скрыться. Это не маруны меня держат в клетке, это - Вы!
Я кое-как смог сдержать этот порыв и придать своей растерянной физиономии более осмысленный вид. Потом многозначительно кивнуть и неуверенной походкой уползти в свой уголок. Весь следующий день я пребывал в смешанных чувствах. Попробовал поговорить с Сильвером на предмет того, чтоб не мешался в Ваши планы, но, кажется, мне это не очень удалось. Умеете Вы выбить из колеи, капитан.
***
Ура, мы снова на «Морже»! Как же я рад качающейся палубе под ногами и скрипу снастей, а главное - никаких джунглей и надоедливой мошкары. Да и шум ударяющихся о борт волн - настоящая музыка! А еще, что может быть лучше для поднятия настроения, чем погонять болванов по трапам и релям? Я даже не особо матерился, когда тупые маруны умудрились сломать фок-марсель. А все потому, что впервые за долгое время на борту нет Сильвера. Его оставили в лагере, охмурять чернокожих девиц под предлогом заложника. Я даже не думал, что без него на корабле станет настолько просторнее. Правда, теперь мне очень сложно донести до команды то, что чего хотите от нее Вы, капитан! Мне самому порой Вас сложно понять, а еще надо объяснить Вашу мысль этим дуракам. Так что я уморился малость...
***
Ну, вот что Вы за гадина такая, капитан? За что Вы так меня изводите?
Только я обрадовался, что избавился от Сильвера, хоть ненадолго, как Вы теперь все дни напролет о чем-то шепчетесь на полубаке с говнюком Чарльзом Вэйном! Я понимаю, он Вас спас, он у нас крутой мачо и боец, но все равно, меня колотит изнутри вторые сутки и даже напиться нельзя, ибо тупые маруны порвали фока-шкот и теперь куча лишней работы...
Хотя я должен бы быть ему благодарен. Он спас Вашу шкуру и мою в придачу. Я вчера утром чуть ласты не откинул из-за переживания, когда Вы ничего лучшего не придумали, как дуэлиться с Эдвардом Тичем. Нет, Вы точно хотите убиться, капитан! Я места себе не находил во время боя, меня даже болтовня нашего новичка смазливого отвлечь не смогла... Я ему что-то говорил-говорил, за Вас агитировал, страху нагонял, но не договорил... ну его к акульим плавникам, когда Вас тут чуть не убили! Еще бы миг и я бы сдуру влез... Теперь лишь понимаю, какой бы это было бы глупостью - и Вас бы опозорил, и под саблю Тича бы подставился. Но в тот момент, когда вы раненый валялись на песке, я не соображал уже ничего. Меня даже новичок за руку схватил - мол, не рыпайся, где это видано, чтоб боцман в капитанскую дуэль мешался? Но какое - у меня прямо поплыло все перед глазами и сознание помутилось, я уже рукоять сабли своей сжал в ладони. Ведь мозгами я понимаю, что херню порю же, а сердце колотиться, как бешенное - не могу я смотреть, как Тич Вас убивает и все тут.
Но тут вмешался Вэйн. За что ему спасибо... Он спас нас обоих. Ладно, потерплю его еще пару дней на борту, хоть меня в пот бросает от тех взглядов, каким вы его порой меряете. А ведь он теперь сам, без этой стервы Гатри... Такой весь из себя красавец и без пары... а на Вашу порядочность я даже не надеюсь, капитан - Вы же у нас никого мимо не пропустите... Нет, я раньше Вас не видел с мужиками, чтоб утверждать подобное, но поводов для подозрений у меня насобиралось достаточно... Проверить пока не могу, да и не уверен, что хочу... Лучше жить надеждой, чем жестоко обломиться, мой капитан... К тому же, откуда берутся эти Ваши взгляды? Или Вы давно обо всем догадались и так изощренно издеваетесь надо мной? Нет, не хочу в это верить... Да и зачем Вам? У Вас вон война, революция, Англия, Нассау, Чарльз Вэйн... не до боцмана и его тараканов в голове сейчас...
Что там опять за хрень на палубе? Чего шумим? Тупые маруны сломали брашпиль? Иду, иду, не нойте!
Часть пятая
Я не понял, капитан, что это было? Приходит такой Вэйн и говорит, что профукал наш сундук, а Вы ему за это даже башку не отстрелили? Что с Вами происходит, капитан? Да я едва себя сдержал, чтоб не наброситься на этого немытого засранца! План у него, понимаешь! Разве он не знает, что нормальные планы у нас сочиняете только Вы?
Его дружок этот пижонистый - Рэкхем - сидит в темнице, его там пытают, но сундук не выдает, а этот умник пришел и все похерил! Так и хочется потягать его за патлы сальные по палубе! Но Вы стоите и только щуритесь! Капитан! Неужто он и в самом деле столько для Вас значит? Неужто Вы глаза на это закроете? Он же распоряжается нашим сундуком! Вы ведь столько натерпелись ради золота Урки, а тут он ним разбрасываться надумал! Да и план какой-то дебильный - сначала отдадим им и Рэкхема и золото, а потом будем отбивать! Чушь какая! Даже вон тупые маруны, что вчера бушприт сломали, и те бы лучше придумали! Но Вы его поддержали! Как так, капитан?
Вот не зря мне этот говнюк к с самого начала не нравился - как чувствовал, что дорожку перейдет, скотина! Сначала он вступается за Вас на дуэли как принц какой блохастый, теперь Вы его выходки поощряете... Не спроста это все... Вы никому такое не прощали, капитан. Мне бы точно не простили... Вот почти избавился я от ревности, почти успокоился и смирился, что все мои подозрения на счет Вас неверны и Вам милее, безусловно, только барышни. Вон как с этой Мади носитесь, тьху на нее и ее марунов тупых! Только я принял, что все безнадежно и начал спать по ночам, не прислушиваясь к Вашим шагам в каюте, только начал ловить заинтересованные взгляды нашего новенького - ну, тот натурщик с острова с небесно-голубыми пуговичками вместо глаз - только-только меня начало попускать... как тут на тебе, Билли! С кэпом расслабляться нельзя! Между Вами с Чарльзом Вэйном начали молнии проскакивать! То, как Вы не него смотрите, то, каким тоном говорите... Черт возьми, у меня снова начало внутри все сворачиваться в жгут. Жестоким огнем вспыхивает где-то в груди, когда вижу Вас рядом. Так и подмывает столкнуть этого замарашку за борт, но только страх останавливает... нет, я боюсь не его отместки - пусть попробует, еще неизвестно кто кого ушатает! Я боюсь того, что Вы сиганете за ним, мой капитан... и вот тут хоть стреляйся! Не уверен, что хочу видеть этот момент... Так что теперь жизнь моя снова превратилась Вашими стараниями в кромешный ад. Пить нельзя, признаться тоже, спать не могу, аппетит пропал... тупые маруны уронили в море бомбрамсель... ЧТО?!! Тупые маруны уронили в море бомбрамсель?!! Так, все, я разозлен!!!
***
Пока обед, решил посидеть в кубрике - совсем не хочется видеть, как Вы там шепчетесь с Вэйном о его дерьмовом плане, капитан. Чувствую, мне все равно в нем участвовать придется, так что и так все узнаю...
Я решил немного отвлечь себя от жестокой ревности и черкануть о том, как Сильвер нашего шлюшку Дюффрейна застукал... ну как застукал, в буквальном смысле - костылем по голове. Жутковато было, но мне понравилось. Когда эта шкура очкастая начала на Вас, капитан, пургу нести, я сам захотел ему вмазать. Вот где мои глаза раньше были? Вечно я вляпаюсь в дерьмо всякое... Это я не о Вас, капитан. Вы - другое дело. Вы, чтоб Вас акулы сожрали, морской демон зеленоглазый, который кровь всю выпьет, душу измотает, сердце сожрет и не подавится... куда это шлюшке блондинистой равняться... ну вот, снова я про Вас да про Вас. Начал-то про Дюффрейна, морской ил ему пухом... Предал он пиратское братство и получил по заслугам! Кучеряша, хоть не люблю его, но тут был просто великолепен - нечего всяким крысам предательства прощать! Не понимаю - какого хрена Дюффрейну крысятничать было? Ради чего? Хорниголд на него плевать хотел - поматросил и бросил, как говорится. Вот он и сидел по тавернам, очечки свои ромом заливал с горя. Нет, чтоб прийти к нам, прощения попросить, в жителточку мне поплакаться, Вас умолять... Может бы и сжалились, а так...
Зато теперь все в Нассау будут знать, что на кэпа вякать не стоит. Это один из немногих моментов, в которых я согласен с Сильвером.
***
Сложно мне сейчас писать, капитан, но я постараюсь. Не в буквальном смысле, нет - в доме Вашей бывшей довольно таки комфортно и стол удобный и чернила даже есть. Не все время мне грифелем чиркать... Правда, теперь в журнале к матюкам прибавились еще и кляксы, но бумага все стерпит, как порой говорите Вы, мой капитан.
А сложность полагает в том, что не могу я, положив руку на сердце сказать, что не была замешана моя ревность в том, что вчера утром случилось... Я честно собирался исполнить Ваш приказ - я всегда исполнял, хоть иногда на душе прямо кошки скребли. Вы много дерьма заставили меня сделать, капитан и я это делал. Но в этот раз все было по-другому.
Когда Джек Рэкхем с подружкой сказали, что Вэйна повязали и Вы бросились его освобождать... у меня словно что-то взорвалось внутри. Вы никогда просто так не рисковали своей жизнью ради кого-то другого... даже ради Вашей любимой Барлоу - я этого не видел... И тут - схватили замарашку, а Вы кинулись, словно от этого зависело все на свете. Я понимаю - хотите отдать долг... но не ценой же собственной жизни!
Я в этот момент понял, ЧТО он для Вас значит, капитан. Понял, что это больше, чем просто союзник... понял, что все мои глупые догадки - не плод больного Вами воображения... У меня в висках застучало и в глазах поплыло... И я сделал все, чтоб отговорить Вас от этой затеи - я не мог позволить Вам рисковать Вашей буйной головушкой ради этого немытого замарашки, пусть он хоть трижды герой.
Нет, я правда отправился его спасать... Мне сердце кровью обливалось, что освобождаю фактического соперника, но я честно пытался. Я не имел права подставлять всю Вашу затею из-за своей ревности... но в тот миг... когда он покачал головой... когда подал мне знак не вмешиваться... пусть мне плюнет в харю весь экипаж "Моржа", если я не вздохнул с облегчением. Я знал, что нарушаю Ваш приказ, я знал, что Вы будете страдать из-за этого, что придете в ярость. Но я не смог в этот раз переступить через себя... Вот такая я ревнивая скотина, капитан. Подумайте над этим в следующий раз, прежде чем совращать взглядами всяких Чарльзов Вэйнов... Я тоже не железный, могу и сорваться, в конце концов...

***
Сидя здесь, в ее доме, я, кажется, начал понимать Вашу мисс Барлоу.
Я даже нечаянно нашел медальон с ее портретом... я не собирался рыться в ее вещах, клянусь Вам. Он просто выпал из ящика, когда я искал письменные принадлежности... Я поставил его на письменный стол, перед собой. И теперь беседую с ней о Вас за флягой рома. Только она молчит и дует губки... То ли пьянство не одобряет, то ли ревнует, стерва...
Сначала меня изводило дикое искушение - поискать какой-нибудь ее дневник, чтоб узнать, как это - быть рядом с Вами? Я несколько раз ловил себя на том, что стою на пороге ее спальни и молча таращусь на рваные занавески на окнах. Что скрывала эта женщина? Как это - заполучить частичку ледяного сердца морского демона? Моя выдержка никогда не была моей сильной стороной и вскоре я все перерыл в поисках ответов. Но мисс Барлоу была более скрытной, чем я думал - в ее спальне я нашел лишь кучу унылых книг и фаянсовый сервиз... Я пробовал читать эти книги, но дальше содержания обычно не доходил, засыпая прямо в кресле... Пробовал заваривать чай в крохотных чашечках, но раздолбал половину сервиза, к тому же, куда удобнее опрокидывать заварку прямо из чайника, запивая ром... Я даже пробовал бренчать на дурацком клавесине, но тут пришел пастор и попросил не шуметь - оказывается, слышно аж в церкви и мешает его проповедям, видите ли... Так что фигня все это... Что-то я сомневаюсь, что Вас этим можно покорить, капитан...
Так что леди Барлоу так и осталась для меня загадкой...
***
А теперь я хочу вам кое в чем признаться. У меня тоже родился план. По-моему мнению - очень годный.
Как Вы знаете, я не верил и не верю в нашу победу над Англией - я был у них в плену и видел, что эти ублюдки не остановятся ни перед чем... Империя сдаваться не собирается, мой капитан. А поэтому, в один прекрасный день Ваша Великая затея накроется медным тазом, а вернее - британским флотом, который рано или поздно сюда явится.
И первого, кого они будут искать - это Вас, мой капитан. Того, кто заварил всю эту кашу. А при уровне отваги и верности населения Нассау, все жители острова тут же ткнут пальцем в Вашу сторону. И отсидеться на какой-нибудь Тортуге Вам уже не получится... После того, что они сотворили с Вэйном, они Вас обязательно найдут, арестуют и публично вздернут. И меня заодно... Не знаю, как Вас, но меня такая перспектива не особо радует.
Поэтому я решил придумать легенду, чтоб отвести от Вас удар. Легенду о таком себе Долговязом Джоне Сильвере. Который, дескать и есть предводителем пиратов, от имени которого всех начинает трясти от ужаса! Тогда британцы как явятся сюда, так первым делом и спросят о нем... Вот наш кучеряша удивится!
Конечно, вы такой плане не одобрите, потому что кучеряша Вам застилил глаза, поэтому я Вам пока о нем не расскажу. Но как придет время - еще спасибо скажете. Пока Сильвер будет бегать по всей Вест-Индии от гнева Короны, Вы спокойно сможете спрятаться на одном из островов и переждать, пока в Нассау не закончится вся эта британская задница... А если кучеряшу вздернут, то я лично напьюсь от радости, хотя Вам скажу, что с горя...


Чать шестая
Нассау, штаб восстания, после инцидента на плантации...

Сижу я в нашем долбанном штабе и прижимаю к подбитому глазу холодную бутыль рома. Ох, и тяжелая у Вас рука, кэп! Хоть с виду и не скажешь...
Подтанцовка притихла, Беня и Джейкоб заныкались на крыльце и ко мне не суются - видят, что шеф не в духе. А ходить с расквашенной рожей никому не хочется.
А я действительно не в духе. Когда меня перестало колотить от эмоций, я вдруг осознал, что позволил себе впервые поднять на Вас руку... Хорошо еще, что хоть не покалечил... Идиот!
Вы, конечно, тоже виноваты - довели меня до ручки своим, простите, блядством бесконечным - не сдержался я. А ведь я умею вовремя остановится - как начинает заносить, так разбегайтесь по углам...
Вот и полез в драку... Только чего я этим, болван безмозглый, добился? Пособачился с Вами и получил публичную выволочку, как подзаборная шавка... даже моя подтанцовка за глаза теперь ржет, падлы!
***
А все началось с того, когда Вы с великомудрым, мать его, Тичем все просрали и вернулись в Нассау пешком! Без "Моржа", без Тича, без своего кучеряшки, без победы, без цветов, без шампанского... злой, как черт, наорали на меня при всех... Я обиделся вообще-то. Я по Вам скучал вообще-то. Я Вас ждал, я готовился... А Вы меня отчитали, как школьника...
Разве я виноват в Вашем провале? Если Вы проиграли, капитан, это не повод срываться на мне! Это несправедливо! Я прибежал Вас встречать, чуть не прыгал от радости, когда увидел, что Вы живы и главное - без единой царапинки! А Вы даже не приобняли...
Я Вам лагерь показал, впечатлить хотел, экскурсию при факелах устроил, инсталляцию "у нас предателей не любят" организовал... Я народу согнал для солидности, хотел продемонстрировать, что я тут не дурака валял все это время, что к Вашему приезду готовился. Подтанцовкой своей Вам похвалился - все паринши как на подбор, глазки подведены, кучеряшки причесаны, хоть сегодня в натурщики к Андриану Ханнеману отправляй!
Я же все спланировал, даже ящик виски добыл, хотел устроить романтический ужин, отпраздновать Ваше возвращение, поговорить, в конце-концов, по душам... Ибо тянуть дальше уже некуда, к тому же - зря что ли я на психотерапию к пастору месяц ходил, смелости набирался? Но Вы... Вы опять все испортили, мой капитан! Ходили с кислой миной, всем не довольный, на все ворчали, на меня наехали ни за что, ни про что...
Ну, вот почему Вы такой бессердечный, а? За что Вы так со мной? Я же старался!
Еще и притащили с собой эту Мади. Девчонка она, может, и симпатичная, но с ней я вискарем делится не намерен, а тем более - романтическим ужином... К тому же, эта дамочка так на Вас таращилась, как на картину Рембрандта... Вы у нас, конечно, кэп видный, но с какого перепуга? Да и Вы тоже, я Вам скажу, масла в огонь подливали - знаю я этот влекущий морской бездной взгляд, знаю!!! Между Вами явно была какая-то связь и это мне категорически не нравилось - мало мне Сильверов и Вэйнов, что ли, было? Ох, сколько же нервов Вы мне тогда вытрепали, капитан! У меня даже глаз дергаться начал и ром в глотку не лез! Так и видел картину перед глазами - кэп, его чернокожая подруга и сундук, чтоб его! И для старины Билли там места нет! Звиздец, товарищи, сушите весла!
Так что можно было понять мое раздражение. Я тут больше не мальчик на побегушках, чтоб вертеть мной, как хочется. У меня вон - личная подтанцовка имеется, глазками хлопают, за мною ходят по пятам, в рот заглядывают. Я только матюкнусь, они сразу со страха по углам разбегаются... У меня тут теперь целый фанклуб, между прочим. И сапожки ничем не хуже Ваших.
Поэтому я твердо решил - больше я Вам мудачествовать надо мной не позволю! Мне пастор недавно книгу выдал "Что делать, когда любовь зла или как добиться равноправия в отношениях". Начитавшись, я решился высказать все, что накипело! Что отныне я буду решать, куда и зачем мы нападем, где берем припасы и кто наш главный враг! Хватит, накомандовались, мой капитан - довели себя до ручки уже! Посмотрите, в кого вы превратились?! Водитесь со всякими... с Тичем и компанией, которые на Вас только дурно влияют!
Пора Вам одуматься, иначе добром это не закончится! Никаких штурмов Нассау, борделей и рома - будете дома сидеть, пить чаек со своих чашечек, книжки свои нудные читать и карты рисовать! Не капитанское это дело - на штурм Нассау ходить!
Ох, зря я это ляпнул, конечно... Разошелся я тогда сильно... Лишнего наболтал... Хорошо еще, что Вы мне в нос не зарядили...
Потом, когда остыл, я хотел помириться с Вами - все-таки, погорячился. Но не тут-то было! Вся психотерапия моя коту под хвост пошла, когда Вы только порог переступили... Потому что Вы - сволочь бессердечная, капитан! Все дальше продолжаете гнуть свою линию: "Билли пойди туда, Билли сделай то, Билли лезь на грот-мачту, Билли освободи Вэйна, Билли захвати Нассау, Билли убей губернатора..." А как сундук закапывать - "Билли свободен!" Золотишко Вы с Мадди сами припрячете...
Короче, ночью на ферме я снова вскипел. Какого, спрашивается, лешего я Вас здесь ждал столько времени, как идиот каждое утро выглядывая "Морж" на пирсе, если Вы теперь революцией занимаетесь вместе с Мади?
Не для девоньки чернокожей, пусть она трижды принцесса марунов, я старался тут! Так что нечего с ней носиться, как мешком пиастров!
Хотел я, честно говоря, пристрелить ее под шумок, но как-то все пошло не по плану... Вы не волнуйтесь, капитан, мой отряд отлично знал, что в Вас палить нельзя - ни одна пуля Вас бы не задела... но все равно некрасиво получилось.
Это сейчас я понимаю, что Вы имели право дать своим чувствам волю, а мне дать по зубам... Я ведь набросился на Вас со своей ревностью, как бешеная акула на голых купальщиц... не время для этого было и не место. Тут у нас война, а я истерику закатываю, руки распускаю! Да и Вам перед подчиненными, наверное, стыдно было за эти семейные сцены...
***
Сижу вот и думаю - а ведь ваша выволочка, капитан, мне помогла получше терапии пастора. Его книженции - фигня полная. А Вы пару раз врезали - и сразу попустило...
Совсем отвык я тут от твердой руки и жесткого командования... Слишком расслабился, пока Вас не было - меня здесь окружали одни пижоны, слабаки, натурщики и алкоголики. Я и забыл, что кто-то может мне дать по морде... Вы напомнили, кэп... Напомнили, у кого тут крутые сапожки, стальные нервы и железная воля... и против кого лучше не выступать. И еще я вспомнил, почему, собственно, Вы мне так нравитесь... Потому что в любых условиях, при любом раскладе и в любой ситуации... Вы всегда были, есть и будете моим капитаном. И даже, когда у меня сорвет крышу - всегда знаете, как ее поправить...
Именно поэтому я сейчас допишу эти строки, допью флягу гавайского и пойду собирать свою подтанцовку, чтоб отправился Вам на помощь, захватывать Нассау. Ревность ревностью, но своего кэпа я в беде не брошу!

Глава седьмая

Пули свистят над головой, испанцы шастают в кустах, а я прячусь в общественном туалете и пишу эти строки. Из хорошего - я вернул себе сапожки. Они не такие стильные как те, что у меня были раньше - с отстегными гетрами, но тоже ничего - в люди выйти можно. Неподалеку раздаются выстрелы, слышен топот ног и матершина на трех разных языках... время для мемуаров, конечно, не самое подходящее, но я должен написать о том, как я докатился до такого дерьма.

Узнав, что Сильвер оказался жив, я сначала обрадовался, несмотря на то, что он притащил с собой в лагерь совершенно отвратного бомжа. Лучше б пса-поводыря себе нашёл, право. А то этот рыжий алкаш ходит, зенками зыркает, словно я ему десять гиней должен... Не понравился он мне сразу, если честно. Но я ничего не сказал. А все потому, что Мади, наконец, отлипла от Вас и снова прилипла к кучеряше. Я уже был готов сплюнуть через плечо в чью-то харю, ходил два дня довольный, светился, как пятак... Да и Вы начали стратегию со мной обсуждать, хитро щуриться и искоса поглядывать... Я даже "Морж" со дна морского достал для Вас, капитан, чтоб реабилитироваться за косяки недавние. Дошло до того, что я кучеряшу уже чуть не обнимал, не смотря на то, что он на Вас заглядывался, другом его обозвал и патлы даже его кудрявые мне повыдергивать не хотелось впервые за долгое время.
Но недолгим было мое счастье!..
Вы же, мой капитан, моя звезда путеводная и Сириус в ночи, Вы же - мерзавец и повеса! За Вами же глаз да глаз нужен! Только я избавился от угрозы в виде Мади, только отвернулся, как Вы снова шляться изволили! Вот не даете Вы мне и секунды продохнуть спокойно - заставляете дергаться, нервничать, всех подозревать и опасаться новых соперников! Как вас эта Барлоу терпела столько лет?! У меня уже нервы на исходе - скоро всех подряд стрелять начну!
Поняв, что с негритяночкой Вам ничего не светит, пока ее кудряшка рядом, Вы ничего не придумали лучше, чем соблазниться на эту стерву Гатри, пока ее контуженный муженек уплыл в сиреневую даль! Вот не были бы вы моим капитаном, сказал бы, что Вы та еще шалава! Я тут сижу, верность Вам блюжу, на всяких натурщиков из подтанцовки усердно не обращаю внимания, а Вы - направо и налево!.. Ну что вы в ней нашли, капитан? Она вам незамужняя нахрен не сдалась, а сейчас на окольцованную повелись! Неужто, Вы так изголодались в плавании? Черт возьми, ведь один Ваш намек и я бы, наплевав на гордость, замазал бы фингал штукатуркой, нацепил бы новую жилетку и прибежал бы к Вам, как школьница за конфетами... Но Вы снова выбрали не меня... Иди, Билли, чисть мушкеты, готовь оборону, пока кэп будет снова шляться черти где...
Не знаю и знать не хочу, как Вы там кувыркались с ней в форте, но отдавать ей НАШ сундук - это подло! Еще и врете, как всегда - в заложники она Вас взяла! Кэпа? В заложники? Так я и поверил! Если бы Вы были там не по собственной воле - в форте уже давно бы стихли звуки и вороны бы кружили на трупами красномундирников... Но нет же - вместо этого это Вы кружили там интрижку с Элеонор. Решили вспомнить о былом, видать, и революцию с нею затеять. Отчасти я Вас понимаю - с теми идиотами, что понабирал Сильвер никакого переворота не сделаешь. Ровно так же, как и с моей подтанцовкой... Но сундук! Сундук я Вам простить не могу! У Вас же принцип простой, капитан - кому сердце, тому и сундук. Я же Вас знаю! С Сильвером я как-то смирился, на Вэйна глаза закрыл, Мади скрепя зубами стерпел... но Элеонор Гатри?!! Ну уж нет, дорогой мой, ненаглядный! Вот теперь я был в ярости!
А меня когда накроет, то вечно порю какую-то хрень! Вместо того, чтоб организовать атаку, отобрать Вас боем, я решил устроить засаду и пристрелить губернаторшу, чтоб знала, как на чужие сундуки рот раззявлять. Ну, придурок, честное слово... не спал три ночи, бухал три дня, по башке получил, нервотрепка постоянная - вот мозги и поплыли.
Сильвер такого бы точно не одобрил, узнай, что я свожу всю нашу войну к устранению соперницы... Поэтому пришлось сказать, что я собираюсь пристрелить Вас из-за сундука. Он для приличия сначала носом воротил, но потом взял и согласился. Я еще подумал тогда - вот же падла, Вас готов продать за горсть пиастров! Но я не знал, насколько он падлой оказался на самом деле!
В засаде я специально ждал один, чтоб никакая скотина мне план не испортила и пулять в Вас не вздумала. За время партизанщины с пиратами я четко понял одну вещь - хочешь, чтоб дело не запороли - делай его сам! Как только выйдет Элеонор Гатри, сразу пущу ей пулю между ее наглых глазенок, чтоб она их не пялила на чужих капитанов. Потом мы как-нибудь уже разберемся с конвоем, который от шока, наверное, замешкается на время и Вас не тронет.
Я знаю, что сбоку выглядит по-дурацки - тупее плана я в жизни не встречал! Вы бы, наверное, за такую самодеятельность пустили б на акулий корм...
Но вот бывает у меня - выключаются иногда мозги и все тут. А тут и Вас рядом нет - некому вправить на место!
Поэтому и подставу Сильвера я не сразу распознал. Стоял, как столб и таращился, вместо того, чтоб пустить ему пулю в лоб. Я же был при оружии! А когда этот его бомж карманный завалил Джейкоба и на меня попер с молотками, у меня вообще ступор случился - вместо того, чтоб стрелять из мушкета и драться саблей, сделал все наоборот! Вот тупица!
Потом деревья резко приняли горизонтальную позицию и я понял, что мой план пошел не по плану... Как меня мог ушатать этот рыжий бомж - до сих пор загадка... Видать, он гипнозом владеет или бушидо каким...
А дальше... Вот не все Вы знаете о Вашем Джоне Сильвере. А я, наконец-то, увидел его истинную личину... Говнюк он, капитан!
***
Очнулся я через сутки в каком-то сарае, связанным, избитым и убежденным расистом.
Когда у меня перестало шуметь в голове и двоиться в глазах, приперся он. Сильвер. Я хотел в него плюнуть, но не попал... А этот засранец одноногий, пользуясь моей беспомощностью, уселся на стол, посмотрел сверху вниз и сказал - "Мы посовещались и я решил, что ты уволен, Билли".
Ах, ты наглая морда! Да кто тебе давал право?! Это моя команда, мой фанклуб и моя подтанцовка! И уволить меня может только кэп, а не какой-то злобный пудель! Я снова плюнул и снова не попал - далеко сидел, гад.
Но тут этот гаденыш добавил фразу, от которой у меня по спине пробежался холодок, не смотря на то, что на дворе была жара, а я был в жилетке... "Команде не нужен боцман, - сказал он, противно ухмыляясь, - все мотивы которого сводятся к ревности и хроническому недотраху. Так что прости, решение было единогласным."
Если бы я уже не лежал, то я бы, наверное, упал, капитан. Я не мог понять, что он несет? Откуда? Как? Какого черта?
Но скоро я все понял. По правде сказать, этого момента я давно опасался, но не ожидал, что это произойдет так быстро и так жутко... Сильвер полез за пазуху и достал... мой дневник! У меня потемнело в глазах, капитан. Эта сволочь рылась в моих вещах, видела мои записи, читала мои признания Вам... Это была катастрофа! Лучше бы его тролль небритый меня добил и я бы не дожил до этого момента!!!



@темы: юмор фанфикшен мой слэш капитан Флинт Черные паруса Блинт Билли Бонс black sails PG-13

URL
Комментарии
2017-05-28 в 22:21 

А этот говнюк кучерявый повертел в руках мой журнал и добавил: "Любопытная летопись, я тебе скажу. Команде понравилось... ржали долго..."
Я почувствовал, как меня затрясло, а в запястья впился метал кандалов. Но меня слишком качественно отметелили, чтоб я мог сейчас что-то сделать... А сделать хотелось много чего... Например, размозжить его кудрявую башку о дверной косяк.
Сильвер увидел мою реакцию, видел, что я могу сейчас лишь плеваться, и подошел ближе. Нагнувшись, он бросил журнал рядом на пол и елейным, мать его, голоском процедил: "А когда хохот стих, Билли, у команды начали возникать вполне закономерные вопросы по поводу того, сколько раз ты их подставлял и ними жертвовал ради своего ненаглядного кэпа? И многие сразу же захотели тебе их задать! Так что скажи мне спасибо, что я тебя здесь спрятал и они до тебя не добрались".
Я закрыл глаза и отвернулся - я не мог больше видеть эту наглую рожу и слышать этот вкрадчивый голос. Он забрал у меня Вас, забрал у меня команду, уничтожил мое имя, опорочил мои чувства... Мне хотелось выпить рому и утопиться...
"Если тебе от этого станет легче - снова услышал я прямо над собой, - твоя ревность к Элеонор Гатри беспочвенна. Кэп давно любит только меня. Он сам мне признался, когда мы вместе прятали сундук! "
Ах ти ж сука! Мое сердце пропустило удар. А эта курица дранная так непонятно улыбнулась и продолжала злорадствовать:
"Да только мне кроме сундука никто не нужен, Билли. Вот и сейчас, ты думаешь, Мади его отдаст взамен на Флинта? Да нет у нее сундука! И не было никогда. Соврал я ей, где зарыт он! Стал бы я сундуками с золотом испанским разбрасываться! Даже ради кэпа! Я на момент сделки с Гатри уже нашел твои мемуары, Билли. Сначала я не хотел давать им ход, но ты меня спровоцировал своим планом с засадой. Я уже знал, что ты не станешь убивать Флинта, а станешь пороть херню всякую, поставив под угрозу всю мою многоходовку, которую я планировал долгое время... Поэтому я вынужден был остановить тебя... во благо команды."
Чтоб ты сдох, скотина!
Капитан, в кого же Вас угораздило?! Он же шкура продажная! Он же Вас продал за сундук!
В ту минуту я так хотел разорвать веревки, достать нож и пойти резать всех подряд... Но вышло только плюнуть на этого ублюдка... Зато хоть в этот раз не промазал...
Говнюк этот кучерявый лишь поморщился, отряхнул полу камзола и самодовольно поковылял к выходу.
"Пока ты не будешь способен адекватно воспринимать Флинта, ты останешься здесь, Билли - бросил он на прощанье, - иначе ты разрушишь все мои планы на испанское золото..."
Я тогда думал, что это конец. Но я еще не знал об испанцах... А они, твари такие, умеют эффектно появляться.
***
Дневничок я себе все же вернул - это единственное, что у меня теперь осталось. Ни друзей, ни команды, ни кэпа... Вот теперь я сижу с разбитой рожей, двумя ножевыми и без оружия в каком-то нужнике и строчу дальше, прячась от испанцев... Есть правда и лучик света - Бенька-то порядочным парнем оказался, не дал надо мной еще и врагам поиздеваться, освободил... И симпатичный, главное... Надо было к нему присмотреться в свое время, но я же, маньяк конченный, только на Вас и зациклен, мой капитан... Совсем мне свет белый застелили - таких красавцев отшиваю, хоть садись и плачь... Вот и сейчас, уже после всей этой истории с Сильвером, все равно торчу тут и волнуюсь, чтобы с Вами ничего не случилось... Это уже диагноз... Я безнадежен... зато хоть сапожки новые оттяпал...

URL
2017-05-28 в 22:22 

Глава Восьмая

Сволочь, ублюдок, садист, маньяк, говнюк, чертов психопат, ненавижу!!! Знаешь, куда я тебе этот ствол засуну, гад? Плевать, что руки связаны - у меня заточка в халяве, которую твои красномундирники тупые не нашли... Пока ты тут маячишь, я б тебе уже раз двадцать глотку бы перерезал, мудила!!! Мало того, что натравил на остров испанцев, еще тут ходит, пушкой размахивает, ковбой хренов!
Стоп! Спокойно, Билли, остынь! У тебя же План! А его осуществление требует холодного рассудка. Так что выпусти пар, сделай кислую мину и когда снова войдет этот удод в камзоле, корчи безысходность на лице...
Как это мерзко, чтоб его! Хорошо еще, что тупые англичане во внутренний карман жилетки не полезли проверять. Сохранился-то мой журнальчик, можно хоть эмоции излить...
Наверное, Вам интересно, что я делаю в кабинете Вудса Роджерса, закованным в наручники? То же, что и Вы, капитан, в форте с Элеонор Гатри. Я про сдачу в плен, а не про то, о чем вы сейчас подумали... хотя Вудс, чтоб его акулы сожрали, парень симпатичный, да и мне бы разок Вам отомстить не помешало... но только он конченный псих... так что, спасибо, как-то перехотелось!
Но я сейчас не об этом. А о моем Великом Плане, капитан.
Итак, завязав с нытьем в параше и намотав сопли на кулак, я взял себя в руки и перешел к решительным действиям. Революция Ваша, капитан, медленно, но уверенно сливалась в унитаз испанцами, говнюк Сильвер прибрал к лапам управление "Моржом", Роджерс снова контролировал Нассау, сундук наш оказался под угрозой, а Вас где-то черти носят. Ситуацию надо было спасать! Кроме меня - больше некому. Потому я и решился на этот шаг. А заодно я поклялся себе разобраться с Сильвером. Такое спускать с рук нельзя - пора ставить жирную точку на всю его кудрявую физиономию. Он давно уже перегнул все мыслимые и немыслимые палки и я собрался это прекратить, хотите Вы того или нет. Вы ослеплены, капитан, и не видите его истинного лица - но я вот вдоволь насмотрелся! Хватит! Топим одним ударом Вудса и Сильвера, иначе всем конец! Этот враг слишком силен и Вам самим не справиться - Вы слишком запутались в его коварных сетях.
Сейчас этот больной ублюдок со странными наклонностями (я о губернаторе, не о Вас, капитан!) пошел изучать карту, которую я ему так любезно подсунул. Я настоятельно порекомендовал ему заманить Сильвера на обведенный кружочком остров. Похоже, он купился - сбоку действительно выглядит очень убедительно... (если не считать моей странной мотивации для такого поступка, но, похоже, губернатора это мало волнует. Совсем мозгами поехал, что с него взять...)
А если бы не сработало? - спросите Вы... Ну, да, я рисковал, конечно. Рисковал оказаться рядом с Чарли Вэйном и болтаться на виселице - уж садюга Вудс бы отыгрался по полной...
Но я ставил на то, что он просто не мог не воспользоваться такой заманухой - без усилий устранить противника и заполучить сокровища. Будут ему сокровища... Целый остров... Он-то не знает всей правды об этом месте. Как и чертов Сильвер, впрочем. Вот честно признаюсь - не хотел трогать его бабу, она тут ни при чем, но после того, что он со мною сделал... на войне, как на войне, мой капитан! Так что, прости Мади, но ты тут слабое звено...
А теперь об Острове. Думаю, Вы поймете, что надо делать, когда увидите, куда ведет Вас Роджерс. К тому же, я не зря к вам Бена послал с писулиной перед тем, как сдаваться в плен к губернатору. Я ему сказал передать записку лично в руки кэпу - никаких кучеряш или проклятых нигеров (я говорил уже, что стал расистом?). Надеюсь, Вам хватит ума прочитать ее наедине - от этого зависит моя жизнь, капитан... Ведь ради Вас я пошел на то, за что мне потом в лицо будет плевать каждый пират в Вест-Индии, а кто посмелее - вовсе попытается прибить. Такое предательство не прощают никому. Но я не боюсь. Я не трус и много раз уже доказал это...
Есть только одна вещь, которая вселяет в меня истинный ужас - Ваш взгляд, капитан... Зеленые, ледяные, безжалостные глаза... Это словно непроглядная морская бездна, что всматривается в самую душу... Только сейчас я понял, что она уже давно поглотила меня - пути назад больше нет, но и воздуха не хватает остаться... Простите за это лирическое отступление, но я хотел хоть как-то объяснить, что меня сподвигло на всю эту сомнительную авантюру. Это Вы, мой капитан. Все просто - или я спасу Вас от Сильвера, а заодно и освобожу Нассау от Вудса, или мы погибнем оба...
Слышу шаги - надо спрятать журнальчик и сделать скорбное лицо - пусть губернатор думает, что я совсем мозгами поехал. Может, перестанет шуточки свои дебильные с пистолями вытворять, ублюдок... Грешно смеяться над психами, губернатор...
***
Ну наконец-то эти два красномундирника от меня отстали, а то даже к гальюну спокойно не сходить было - всюду за спиной маячили. Скоро снится в кошмарах начнут... Еще и страшные такие, брр... Где мои красавцы из подтанцовки? У губернатора Вудса отвратительный вкус, я вам скажу.
И все же я смог убедить этих болванов, что у меня крыша улетела основательно - постоянно болтал о смерти, о безысходности, о тленности бытия и о том, какие люди уроды. Вот и пригодились унылые книги мисс Барлоу, что я листал на ферме. Так что я добился своего - вскоре моих конвоиров достали бредни о том, как я буду выдергивать Сильверу каждую кучеряшку по одной, и они решили дать мне спокойно пожрать в каморке, а сами пошли резаться в карты в кубрике. Теперь хоть могу в журнальчик свой черкануть пару строк, а то уж ломка началась с этими британцами - никакого личного пространства...
Спешу Вас успокоить, что пока все идет по моему плану. Как я и предполагал, говнюк Сильвер Вас предал и решил отдать губернатору сундук в обмен на Мади. Вот я Вам и показал, на что он способен, капитан, а Вы все не верили! Смотрите теперь, любуйтесь на своего ненаглядного, который Вас так легко променял на личный интерес! Думаю, Вы теперь поняли истинную цену его дружбы...
Но давайте о моем плане.
Теперь, когда Вы увидели меня на борту "Эвридики" - жаль ни помахать ручкой, ни подмигнуть Вам у меня не было возможности - у Вас не осталось сомнений, куда Вудс ведет вас и кто ему дал такой совет. А значит - я подписал ему приговор. И за Вами, кэп - поставить на нем печать. Желательно кровью.
То, что засранца Сильвера сюда не стоит вмешивать, думаю, Вы поняли и без меня, капитан. Ведь в той комнате, где я впервые услышал об этом острове, были только трое людей - Вы, я и покойный ныне мистер Гейтс... Я еще тогда был совсем желторотиком и просто поразился Вашему уму и сообразительности - у Вас всегда был запасной план в случае провала, кэп. Когда Вы решили устроить где-нибудь Последнее убежище на случай тотального звиздеца, то есть - прихода англичан, я буквально рот раскрыл от изумления - хорошо, что мистер Гейтс мне тогда поддувало защелкнул, а то бы я совсем опозорился... Уже тогда я начинал гордится Вами, капитан. А Ваши коварные планы считать вершиной гениальности... Но я снова отступаю от темы. Итак. Остров Скелетов. Я помню, как плавал туда с Вами и мистером Гейтсом, втроем, на ялике... Мы плыли ночью, в тайне от команды, нагрузив лодку оружием, порохом и снастями... Я помню, как меня пробило ледяной дрожью, когда я увидел на рассвете останки испанского судна - они словно обглоданные кости скелета выступали из тумана.
А еще на том острове всегда зябко и сыро, несмотря на погоду. Я помню, как пробирал до костей холодный ветер, когда я помогал вам разгружать оружие на берег... Это заняло достаточно много времени, так как нас было всего трое, а припасов вы взяли на целый взвод. Дальше вы с мистером Гейтсом соорудили носилки и забрали часть оружия, оправившись вглубь острова. Следовать за вами Вы мне запретили - приказали караулить остальные припасы и лодку, а также следить за горизонтом. Но башка моя в то время варила уже достаточно хорошо, чтоб понять, что вы с Гейтсом задумали. Вы несколько раз возвращались за очередной партией - каждый раз все более перепачканные землей, листьями и болотом... А в конце, когда наступил вечер, вы пришли совершенно изможденные и уставшие, с лопатами на плечах. Я даже не стал спрашивать, куда вы подели все это оружие, которым можно было защищать целый форт. Все было и так очевидно...
Я надеюсь, что многочисленные травмы и контузии, а также обилие рома, не смогли повлиять на вашу память, мой капитан, и Вы прекрасно помните этот остров и все, что на нем оставили. Так что я сейчас Вам оказываю услугу - я даю Вам шанс поквитаться и с британскими крысами, и с кучерявыми предателями, а вдобавок еще и сохранить сундук.
Именно ради этой цели я который день терплю эти придурковатые выходки Вудса, из последних сил сдерживаю себя, чтоб не полоснуть этого гада по горлу заточкой... Необходимо продержаться до Острова и проконтролировать, чтоб все шло по плану. Это очень тяжело - с каждым днем диагноз губернатора только крепчает. В последнее время вообще озверел - вызывает к себе, приковывает наручниками к столу, чтоб я не сбежал (а желание возникает на десятой минуте общения) и часами трындит про свою мертвую жену, про брата, про испанцев, про сундук. А еще он читает мне свою новую книгу - второй том мемуаров про его правление в Нассау... То, как он преобразил остров и каким его сделал... Британцы от его писанины разбегаются, Мади он не считает достаточно грамотной, чтоб оценить весь этот пафос, вот и издевается надо мной, скотина... Это невыносимо, мой капитан!!! Я так долго не протяну - мое терпение на пределе. Но я грею себя надеждой, что Вы скоро совершите реванш и он вместе со своей писаниной пойдет ко дну!

URL
2017-05-28 в 22:23 

***
Пока на корабле суета, могу спокойно достать журнал - никто и не заметит. В последнее время меня вообще здесь мало кто замечает - расхаживаю свободно по судну, еще и с кортиком на поясе - и хоть бы кто внимание обратил. Вот так подкрадусь к Вудсу, пырну его под лопатку - и губдай инглишмэн, тебя тут не ждали. Но рано еще - я же выжить хочу, а у него охрана с мушкетами...
Мимо проносятся красномундирники - аж рябит в глазах. Это они спешат грузиться в шлюпки. Им губернатор приказал высадится на Остров и отыскать там Вас, мой капитан.
Все потому, что Вы снова провернули неожиданный финт и выкрали сундук под носом у кучеряши! Я в восторге, капитан! За что Вас люблю, так это за непредсказуемость! Никогда не знаешь, какая идея родится в Вашем уме в следующую секунду!
Ничего, ничего, пусть ищут, пусть бегают. Больше народу высадится на остров - меньше тут мочить на корабле...
А наиболее меня радует, что Сильвер со своими подлизами, что бросились за Вами в погоню, до сих пор не вернулись. К тому же, были слышны выстрелы и странные хлопки откуда-то из чащей... а потом - душераздирающие вопли и тишина... и только стая птиц бесшумно взметнулась в небо.
Губернатор Роджерс как только это увидел - сразу приказал отправить за сундуком своих людей. Сам, правда, тут остался, не стал торжествовать заблаговременно, хитрая жопа. Вот так и подмывает ему глотку перерезать за то, что подорвал "Морж"! Мне нравился этот фрегат, ублюдок!
Ну ничего, он еще не знает... никто не знает, мой капитан... Вы, кстати, тоже... я перед сдачей в плен послал записку не только Вам. Нет, не ревнуйте - это я чисто по делу. Я не был уверен до конца, что оно выгорит, но теперь вся надежда, что она дошла до адресата в прямом и переносном смыслах...

URL
2017-05-28 в 22:25 

Глава Девятая
Языки костра неровным светом озаряют сумерки, в ночной тишине стрекочут цикады и слышно Ваше тихое, сбивчивое дыхание. Вы все еще без сознания, но все же выглядите уже лучше, чем раньше. Наконец-то я могу спокойно расслабится и написать несколько строк.
Я не врач и могу судить о серьезности Вашего ранения только по тому, что Вы четвертые сутки пребываете в беспамятстве.
А между тем, в бухте Острова Скелетов стоит на приколе испанский галеон и на берегу толчется часть команды “Моржа”. Те, кто выжил после взрыва и те, кто в свое время не пожелал отдавать кровью добытый сундук с золотом в обмен на чью-то бабу. Остались еще в нашей команде адекватные пираты, оказывается… Я-то думал, у всех вместо мозгов каша случилась на фоне кучеряши.
С галеоном, правда, не все просто - его надо немного подлатать. А людей на острове слишком мало, чтобы быстро привести его в божеский вид. Поэтому ремонт немного затянулся. Надеюсь, к тому времени, как Вы поправитесь, галеон будет уже готов. Вы первым делом, наверное, спросите - откуда он вообще здесь взялся? Это длинная история, мой капитан. Пожалуй, расскажу все по порядку.

***
Увидев, что его солдаты не вернулись так же, как и головорезы Сильвера, Вудс решил обстрелять остров из пушек. Он был твердо намерен без сундука не возвращаться. Как назло, вторая часть моего Плана пока не работала и ситуация становилась совсем паршивой. Одно дело - разобраться на острове с отрядом преследователей, а другое - обстрел из пушек. К подобному Вы могли быть не подготовлены.
То, что Вы все еще были в строю и уверенно контролировали ситуацию, я понимал по выстрелам и крикам, доносящимся с острова. Вы методично истребляли преследователей, заманивая их во все новые и новые ловушки. Я видел, как Вы высаживались с несколькими сообщниками - Вам не составило труда уговорить пару-тройку человек помочь Вам сохранить наш общий клад. Сильвер Сильвером, но кто бы отказался от испанского золота? Это, в конце концов, пираты, а не святое воинство Инквизиции, сражающееся за идею… Конечно, много союзников завербовать Вы не смогли - кучеряша им качественно мозги промыл, но человек пятнадцать оторв на сундук золота всегда найдется. С таким взводом и ловушками Вы могли бы держать оборону острова очень долго. Поэтому до этого момента я был за Вас спокоен.
Но все же была одна проблема, что заботила меня даже больше, чем пушки “Эвридики”. Это был Сильвер. Я боялся, что он сможет вам запудрить голову и как-то вынудит отдать сундук. Вы даже не видите того, что кучеряша Вами вертит, как хочет, капитан… Нельзя ему этого позволять - слишком много жизней, крови и надежд вложено в это золото, чтоб отдавать его Роджерсу в обмен на чернокожую девку! Никакой кудрявый ублюдок этого не стоит, капитан!
Вот так я себя накручивал, вышагивая туда-сюда вдоль борта “Эвридики”. Вы всегда говорили, что моя вспыльчивость мне здорово портит жизнь и Вы были правы, капитан.
Потому что к моменту, когда Вудсу пришла идея обстрела, я себя так накрутил, что почти решился выкинуть какую-либо самоубийственную диверсию, лишь бы ему помешать.
Но тут приперся Рэкхем. Я ему безмерно благодарен, конечно, но я об этом пижоне был раньше лучшего мнения. Потому что увидев то корыто, на каком он собрался атаковать Вудса, я выругался так, что красномундирники рядом неловко переглянулись. На что он рассчитывал вообще? Я понимаю, что бриг втрое быстрее, чем фрегат третьего ранга, но здесь же не место играть в догонялки!
Хотя он молодец, конечно - тазик Рэкхема сразу занял все внимание Вудса и отвлек его от идеи обстреливать остров. Совсем уже косит губернатора психоз - увидит пиратский флаг, бросается, как бык на красную тряпку... Он снова посмотрел куда-то сквозь меня и отдал своим людям команду преследовать “Лев” Джека.
Рэкхем был бы умный - валил бы на всех парусах и своем грот-триселе отсюда да подальше, вывез бы всех в безопасное место...
Я видел, как к бригу плыли шлюпки из острова - если Вы на борту, капитан, то надеюсь на Ваш мудрый совет этому остолопу. Дерите когти отсюда, устройте засаду на мелководье… Заманите “Эвридику” на остров Тича и топите ее нахрен! Я же видел там скрытые орудия в блиндажах на косе, думаю, вы тоже.
За меня не волнуйтесь, я как-то выберусь, капитан! Губернатор уже стал на меня смотреть совсем по-другому. Ясен пень - моя расквашенная рожа немного поджила и вид стал более менее приличный. Можно в люди выходить и даже глазки строить. Вудс мне даже отдельную каморку выделил по этому поводу. Раньше я спал в трюме на бочках. И все же в кубрик он меня почему-то не пускает. Боится, видать, что буду его красномундирников развращать. Нужны они мне, как горькая редька - тьху! Я писал уже, что у губернатора отвратительный вкус?

***
“Эвридика” качалась на волнах в засаде, мы поджидали корыто Рэкхема за углом… Вернее, за аттолом. Вот не люблю такие моменты - вроде ничего не происходит, а мандраж такой, что напиться хочется. Но у Вудса тут сухой закон на борту, чтоб его на корм малькам пустили. Рома нет, бить морды нельзя - и команда чужая, и сдачи дать могут, губернатор на меня внимания не обращает, Вы далеко, мой капитан… Хоть волком вой!
От такого тотального бездействия меня снова накрыло и потянуло на подвиги. Вот иногда как взбредет в голову очередная глупость - так хоть держите семеро - все равно пойду вытворять!
Воспользовавшись тем, что Вудс полностью занят созерцанием пустоты у фальшборта, а остальным на корабле на меня вообще плевать и я могу свободно шататься где хочу, я прокрался в трюм. Пришлось, правда, перерезать глотки двум караульным, но пока их тела обнаружат, я планировал быть далеко отсюда.
Когда я вышиб с пинка дверь в каюту, где держали Мади, и ворвался внутрь, выпрямившись во весь рост (при этом чуть не долбанувшись об опорную лагу головой), весь в забрызганный кровью, еще и держа нож в руке, то пленница в ужасе захлопала своими угольками-глазками и поползла в угол. Правильно, девчонка, бойся меня! Я тебе кровь пустить хочу еще со времен, как ты на моего кэпа заглядываться начала… К тому же, я в последнее время резко пересмотрел свое отношение к вашему брату…
Я опустился на корточки схватил ее за шею, приставив к горлу кортик.
“Перед тем, как сдаться в плен, я отправил записку твоей матери, - прошипел я ей на ухо, - В непобедимости кэпа я уверен, но все же Вудс слишком силен и я решил перестраховаться.”
Я буквально ощутил, как она непонимающе захлопала глазами. Все им надо разжевывать этим тупицам из острова!
Дело в том, что в атаке Нассау уцелел не только “Морж”, капитан. Оказывается, горстка крыс из шарашки Тича умудрились сбежать на испанском галеоне… Корабль был сильно потрепан, едва держался на воде и им пришлось залечь на дно в одной укромной бухте для ремонта. На глаза Тичу они показываться не смели после бесславного дезертирства, но парни из моей подтанцовки их нашли. Они водили хороводы на баке побитого судна и пили ром. Такими темпами ремонт мог затянуться до Рождества. Поэтому я даже никому не говорил, что галеон уцелел - состояние корабля было плачевным. Но все же кое-как плыть он способен, да и сорок восемь пушек по два борта никуда не делись… и они сейчас бы пригодились Вам, как никогда. Поэтому я и предпринял один шаг перед тем, как идти к Роджерсу.
“Я написал твоей мамаше, - сказал я Мади, - что если она хочет увидеть тебя невредимой, должна отправить Джулиуса пригнать испанский галеон по указанным координатам. То есть, на Остров Скелетов.”
Я прекрасно понимал, что огромное трехмачтовое военное судно с порядочным креном после пробоины крайне сложно переправить втихаря, не привлекая лишнего внимания, но меня это не беспокоило - это уже были не мои проблемы.
Девчонка тем временем заметно притихла, что-то соображая в своей головенке. Я прижал ее сильнее, напоминая о ноже. Она тут же дернулась, но творить глупостей не стала. “Только вот в чем проблема, Мади, - продолжил я, - я что-то не наблюдаю здесь ни Джулиуса, ни галеона…”
Было слышно, как он нервно сглотнула, но больше не выдала своего волнения ничем. Стойкая бабенка попалась кучеряше, я Вам скажу, капитан.
“А раз корабля до сих пор нет, скажи, что мешает мне сейчас перерезать тебе горло, чтоб оставить сувенир Сильверу, если он сюда доберется?” - разозлился я, чувствуя, как внутри начинает подниматься праведный гнев на эту кудрявую одноногую сволочь, что втоптала меня в грязь. В висках моих стучала кровь, дыхание заметно участилось, глаза начала застилать алая пелена. Чтоб отомстить за предательство я был готов сейчас на многое, даже зарезать связанную, беспомощную девчонку, словно какого поросенка.
Мади сначала вздрогнула, но потом твердым голосом тихо произнесла: “Убив меня, ты только подтолкнешь Сильвера к нему… к Флинту. Общее горе сплотит их и они станут еще ближе.”
Меня словно ножом по сердцу полоснули, капитан. Я вдруг осознал, что все, что я натворил, все жертвы, на которые я пошел - все коту под хвост. Вы все равно выберете Сильвера в итоге. А я теперь для Вас - предатель и последняя сволочь… и плевать, какими намерениями я руководствовался, на что ради Вас пошел… Стоит кучеряше раскрыть рот и Вы тут же ему поверите… Если он скажет, что Билли - крыса, значит, Билли - крыса…
Кортик задрожал в моей руке, а в глазах поплыла картинка. Я отпустил девчонку и обессилено уселся на пол, закрыв лицо руками. Вот знала она, стерва марунская, чем меня задеть…
В каюте на какое-то время зависла тишина, а потом Мади внезапно повернулась ко мне и уставилась своими черными угольками. Мне хотелось оттолкнуть ее, чтоб не пялилась, но у меня вдруг не хватило сил. Я едва сдерживал себя, чтоб позорно не расплакаться от досады.



URL
2017-05-28 в 22:26 

“Я так и думала… - строго проговорила чернокожая девка, вдоволь насмотревшись на мою тихую истерику, - что-то по тебе не скажешь, чтобы ты бы хотел смерти Флинта. Джон говорил, что ты собрался убить его из-за ревности, но я теперь вижу, что это ложь. Я слышала, как он читал твой дневник команде… И я не верю, что после всего, что ты там написал, ты смог бы убить капитана даже из-за ревности. Это Джон хотел, чтобы все так подумали...”
Теперь очередь оторопело уставиться и хлопать глазами выпала мне. Меня словно окатили ведром ледяной воды - я не знал что и ответить. Конечно же, я не собирался убивать Вас, капитан! Это все наглая провокация Сильвера, Ваше безудержное блядство и моя дурная башка… Гремучая смесь вышла - вот и рвануло…
Я вздохнул и откинулся на рундук, ощущая, как заколотилось сердце.
Поняв, что ее передумали резать, Мади осмелела и гордо выпрямилась, окинув меня довольно неприятным взглядом. А потом продолжила с таким видом, будто декламирует какого-нибудь Вергилия из полочки мисс Барлоу.
“Я имела достаточно времени, чтоб все обдумать, - говорит. - И я увидела то, чего не замечала раньше. Твое публичное наказание за измену послужило отличным прикрытием для Джона. После этого никто бы никогда не поверил, что он способен убить капитана…”
“А он способен?” - вырвалось у меня. Я все еще не мог прийти в себя от нахлынувших эмоций.
Мади недовольно поджала пухлые губки - ей явно не нравилось то, что она собиралась сказать.
“Когда Сильвер отправил меня обменивать сундук на Флинта, - проговорила она, - самого сундука у меня не было. Джулиус вернулся ни с чем - Сильвер соврал мне, когда говорил, где зарыты сокровища. Зато он послал со мной четырех головорезов из своей команды. Сначала я не поняла, зачем они были нужны на мирных переговорах. Но теперь понимаю. Он задумал убрать Флинта еще тогда…”
Я нервно сглотнул и снова уставился на нее. Странная женщина какая-то. Я ж ее только что зарезать собирался, а она давай мне секреты своего любовника выкладывать!
“Зачем ты мне это рассказываешь?” - спросил я, искренне недоумевая.
Она сначала отвернулась, а потом, набравшись смелости, призналась: “Потому что в живом капитане Флинте, похоже, заинтересованы только двое людей во всем мире. И оба они в этой комнате…”
А вот тут меня пробрало - я даже вздрогнул! Я вдруг осознал, в какой Вы опасности, кэп. И чем дольше Вы пребываете рядом с Сильвером, тем Вы ближе к своей гибели. Это же полный звиздец и безнадега, капитан!
“Сама я ему не помогу сейчас ничем… - вздохнула девушка. - Да и против Джона не могу пойти…”
Она как-то странно погладила свой живот и у меня закрались определенные подозрения. Вот шалава кудрявая - всюду успел, как говориться!
“Но ты еще можешь это предотвратить! Это важно! - она снова наставила на меня свои угольки, - Я вспомнила, как Джон разговаривал с четырьмя парнями из своей команды и звучали слова “капитан”, “убрать” и “без лишнего шума”. Я тогда не придала этому значения… но эти же люди были со мной при сделке с Элеонор. И они сбежали, завидев испанцев… Это все более, чем подозрительно…”
А потом она вдруг цапнула меня за руку. Я чуть не подскочил от неожиданности. Обезбашенная барышня определенно…
“Если хоть половина из того, что ты писал в своем дневнике правда... - почти со слезами на глазах пробормотала она, - Если он действительно тебе так небезразличен… то ты должен его спасти! Должен остановить наемников Сильвера, помешать им осуществить задуманное!”
В моих мыслях наступил полный бардак. Сердце колотилось галопом, а в голове зашумело, как от бутылки виски. Я почувствовал, как ком подступает к горлу - возможно, где-то там, Вас сейчас подло убивают ножом в спину…
“Кто?” - хрипло выпалил я, удивляясь, насколько дрожал мой голос.
Мади непонимающе захлопала ресницами.
“Кого он нанял убить капитана?” - уточнил я, откашлявшись. - “Эти головорезы из команды. Я хочу знать их имена!”
Марунская принцесса на миг задумалась, что-то вспоминая, и потом выдала:
“Эндрю Монтана, Коротышка Сэм, Диего Сантос по кличке Черный Пес и Джозеф Пью”.
Какая, однако, шикарная память у черной девчонки! Я сам долго всех этих ублюдков запомнить не мог, хоть мы и пили вместе вечера напролет… А она раз услышала и все. Вот что значит - здоровый образ жизни!
“Ясно.” - коротко бросил я и, стиснув в руке кортик, решительно поднялся. Мысленно я уже подписал смертный приговор этим сволочам.

URL
2017-05-28 в 22:26 

***
Я вышел от пленницы на негнущихся ногах - я боялся, что уже слишком поздно, что Сильвер уже осуществил свой коварный замысел и Вы валяетесь где-нибудь в луже собственной крови, мой капитан. Эх, зачем Вы только ему поверили?! Как Вы могли позволить этому проходимцу залезть к Вам в душу? С самого начала было видно, что он за пиастры всех продаст… А теперь он, скорее всего, предал Вас и с фальшивой скорбью толкает прощальную речь над Вашим бездыханным телом.
Не помню, как я вышел на палубу. Меня шатало, как при пятибалльной качке и больше не заботил ни Вудс с его идиотскими припадками, ни снующие по кораблю красномундирники. Все внимание мое было направлено на корыто Рэкхема прямо по курсу. Напрягая зрение, я искал знакомую фигуру на борту, понимая, что если я Вас там сейчас не увижу, то пойду в полный разнос… Четыре имени как заклинание крутились у меня на уме - Эндрю Монтана, Коротышка Сэм, Черный Пес и Джозеф Пью. Крысы, предавшие своего капитана за горсть испанского золота, которое им не принадлежит. Они не должны пережить этот день…
И тут я заметил Вас на корме “Льва”. Я чуть не подпрыгнул от радости - Вы были изрядно потрепаны, перепачканы кровью и в порванной рубашке. Но все еще живы и полны решимости! Ну все, теперь планам Сильвера конец! Я лично прослежу за этим!
Не прислушиваясь к тому, что там бормочет Вудс, я схватил мушкет и полез на мачту. Нужно было срочно устранить угрозу для Вашей жизни.
В безумии абордажа никто не помешает головорезам кучеряши подкрасться к Вам и вонзить нож в спину, списав все потом на англичан!
Я не выпускал Вас из виду, внимательно следя за тем, кто находится возле Вас, капитан. У Вас же когда крыша слетает в угаре битвы, Вы же ничего не замечаете! Вы даже не обратите внимания на занесенный над Вами нож, который предательски сверкает в солнечных лучах. И который отлично видно со смотровой вышки!
Выстрел.
Прощай, Коротышка Сэм, ты был ублюдком!
Я перезарядил мушкет и снова прицелился.
Вы носились, словно торнадо по кораблю, кроша британцев, как морковь на винегрет. Не знающая пощады рука рубала противников направо и налево, на Вашем лице появилось то знакомое безумное выражение, от которого всякий раз пробегает холодок по спине, а Ваша одежда все больше окрашивалась в багровые тона от чужой крови. Я на миг засмотрелся на безудержный смертельный вихрь и чуть не пропустил очередного убийцу, крадущегося к Вам сзади.
Выстрел.
Ты никогда мне не нравился, Эндрю. К тому же, ты был должен мне денег…
Между тем Вы подбирались все ближе к мачте, чтоб освободить брамсель-рею “Льва”, что зацепилась за мачту “Эвридики”. Почему я этого не сделал, спросите Вы? Меня абордаж мало заботил, ведь я именно этого и добивался - столкнуть лбами Сильвера и Вудса. Чем больший они нанесут друг другу урон, тем лучше - освободится место для истинного Короля Нассау. Поэтому мне было главное, чтоб Вы остались живы, капитан.
Заметив очередного головореза из компашки Сильвера прямо на трапе, я вскинул мушкет. Но он оказался слишком близко и смог, скотина такая, ухватиться за дуло, дернув его в сторону. Я промазал, а этот падла попытался вырвать у меня оружие. Я несколько раз пнул его ногой, чтоб он отстал, но засранец был слишком цепким - ухватившись за мой мушкет, он ни в какую не желал лететь с высоты дозорной вышки. Тогда я выхватил пистоль у красномундирника, топтавшегося рядом, и выстрелил в наемника. Пистоль заряжали дерьмово, он дал осечку и только обжег ему всю образину. Закрыв лицо руками, Джо с воплем полетел вниз. Я взглядом проследил за ним и увидел, что он упал в воду. Хреново. Надо было бы его добить! Джозеф Пью самая злопамятная сволочь из всех знакомых мне сволочей… он мне это точно не забудет…
Пока я отвлекся на эту дрянь, наконец-то появились Вы, капитан. Не сказав ни слова, Вы набросились на меня, как ураган на индейскую байдарку. Я пытался Вам что-то объяснить, даже демонстративно отбросил мушкет в сторону, но где там! Вы когда войдете в раж, то говорить с вами - это все равно, что пытаться остановить табун лошадей на полном скаку… Вы никогда не деретесь вполсилы - всегда серьезно и до конца. Так что мне пришлось защищаться, капитан. Отбивать Вашу сумасшедшую атаку и надеяться, что вы хоть на минуту придете в себя! Ведь Вы должны услышать, а главное - осознать то, что я хотел Вам сказать! Сильвер пытается Вас убить! Сильвер нанял головорезов! Сильвер Вам враг, капитан! Опомнитесь, наконец!
Но все было бесполезно - Вы взялись вымещать на мне злость за убиенных товарищей… А потом Вы оступились и свалились на бушприт, потянув меня за собой. Вы бы упали в воду, капитан, если бы я вовремя Вас оттащил от края. Но Вы и дальше были невменяемым. Я, конечно, обожаю это Ваше кровавое безумие, но сейчас оно мне здорово мешало достучаться до Вашего рассудка. Поэтому я замкнул Вас в захвате, попытавшись немного успокоить. Вы задергались и захрипели, но сопротивление не прекратили. Вот уж упрямство было всегда Вашим коньком, капитан. Пришлось Вам буквально проорать на ухо: “Кэп!!! Я отпущу Вас, если вы угомонитесь и выслушаете меня! Это важно, черт возьми!”. Вы на миг затихли. Я уж подумал, что Вам начало что-то доходить! Но увы, я ошибся!
Вы ничего лучшего не придумали, как выхватить кортик у меня на поясе и всобачить его по самую рукоять мне в бедро. Это было звиздец, как больно, капитан!!! У меня аж искры из глаз посыпались! Вы его еще и провернули для верности, садюга хренов! Несколько секунд я вообще ничего не соображал - где я и что я творю… а потом опомнился висящим вместе с Вами на самом утлегаре... Вернее, это Вы висели, уцепившись за рангоут, а я - держался за вашу ногу…
“Хоть сейчас меня послушайте!” - прокричал я, в надежде таки вразумить Вас, - “Сильвер хочет Вашей смерти! Держитесь от него подальше!”
“Сильвер - мой друг и я ему верю!” - озлобленно рявкнули Вы и, не долго думая, тут же отвесили мне свободной ногой жесткий пинок прямо по физиономии. Я машинально разжал руки и полетел в воду...

URL
2017-05-28 в 22:27 

Глава десятая

Когда я выполз на берег и отплевался от воды, я понял, что так хреново мне еще не было никогда… Ни в плену у британцев, ни в шторм, ни в заключении у Вудса. Раненая нога болела адски, идти было невыносимо тяжело, легкие разрывал кашель от соленой воды, в голове шумело, а перед глазами все расплывалось. А еще мои красивые сапожки совершенно промокли и теперь противно чавкали, а любимую жилетку я вовсе потерял в море…
От этого всего обида нахлынула на меня девятым валом - ну вот чего мне так не везет? Зачем я вообще с Вами связался, с такой бессердечной скотиной? И видел же… знал же… Да и мистер Гейтс меня предупреждал в свое время, заметив, как я таращусь на Вас, не моргая… Говорил мне - “остынь, парниша, найди себе кого-нибудь попроще!” Но ведь я не умею попроще! Я вечно вляпаюсь в какое-то дерьмо и потом мучаюсь, как проклятый! Вот и с Вами так же, капитан… Как втрескался с самого начала в изумрудную бездну Ваших глаз, так до сих пор не могу выбросить ни из сердца, ни из башки своей непутевой! Я же с того самого дня, как осознал, что влип в Вас по уши, хранил Вам верность, не смотря на то, что Вы порой себя вели отвратительно…
Да, согласен, я не подарок - я тупил, я огрызался, злился и ревновал. А в последнее время вообще позволял себе слишком много - брыкался, как необъезженный скакун и постоянно нарывался на конфликт… но в итоге я все равно закусывал удила и молча шел за Вами, мой капитан… Ведь я всегда был на Вашей стороне, разве не видно?

Я разозлился и хотел пнуть пенек, но нога слишком болела, поэтому я просто сплюнул в сторону и выругался вслух.
Тупица! Идиот! Тряпка! Билли, что ты натворил? Ты сам все испортил! Надо было набраться смелости и признаться во всем, когда была такая возможность. А теперь что? Опозорен Сильвером перед всей командой! И перед кэпом!
Что Вы только обо мне подумали, когда услышали все эти грязные сплетни о дневнике? Мне даже стыдно представить, капитан… Дешевая, стервозная шлюшка Билли, исходящий соплями по кэпу в своем журнальчике! Что еще они Вам наговорили про меня? Уж падла Сильвер постарался…
Но самое обидное то, что Вам Сильвер только слово сказал, так Вы сразу и поверили… Почему, капитан? Ведь меня Вы знаете куда как больше, чем кучеряшу! Разве я Вам столько раз не доказывал свою преданность?
Видать, не нужна она Вам… преданность эта, раз Вы выбрали лжеца и изменника! Ну и дурак Вы, капитан, не смотря на Ваш ум и проницательность!

Вот так я бесцельно шатался по проклятому острову, громко возмущаясь в самой нецензурной форме по поводу своей несправедливой судьбы и Вашего мудачества, так как даже дневника моего у меня тогда не было, чтобы душу излить. Хорошо, что я оставил его в каюте Мади… После моего купания в море он бы точно потерялся вместе с жилеткой. Абордаж - слишком опасная затея, башку можно потерять, не то, что журнальчик… Я надеялся, что она его сохранит… Ну или отдаст Вам, если я не вернусь… Было бы куда лучше, если бы Вы лично прочли все это, а не узнали из подлого хихиканья по углам. Хотя… Вы, скорее всего, просто выкинете его… Это же не Ваш кучеряша обожаемый писал!
Сцепив зубы, я решил пообещать себе, что забуду Вас. Вычеркну из памяти и из сердца. Вот только выберусь из этой жопы, вернее, Острова Скелетов и сразу забуду! Хватит! Вы достаточно выпили моей крови - закусывайте теперь кучеряшей!
***
А потом я наткнулся на Ваши ловушки. Хорошо, что не вляпался - они уже все сработали. В них попали и красномундирники, и пираты, отправившиеся за Вами с Сильвером. Жутковатая картина, я Вам скажу - кто просто валялся в луже крови, кто был напорот на колья, кто висел на дереве со сломанной шеей. Даже у меня нехороший холодок прошелся по спине, хотя я видал и не такое…
Я еще подумал, что даже карты рисовать не надо - к месту, где Вы зарыли сундук дорога была окрашена кровью… Иди, как по красной дорожке… Да Вы настоящий маньяк, капитан. Хотя и с обалденным чувством стиля…
Я бродил так пару часов, рассматривая выставку в багровых тонах, которую Вы со своими ребятами тут устроили, пока боль в раненой ноге не стала совершенно невыносимой.
Остров Скелетов - самое паршивое место для прогулок с ножевыми ранениями, я Вам скажу! Ни присесть негде, ни отдохнуть. Сырость высокая - я так и не смог до конца высушить рубашку, пришлось перебинтовывать рану влажным лоскутом, который из-за морской воды делал только хуже. Эти все неудобства привели к тому, что я совершенно обессилел, а боль начала сводить с ума. А еще меня стала мучить жажда. Я знал, что здесь где-то был родник, но найти его не было сил...
Изрядно прихрамывая, я едва дотащился до какого-то пенька в кустах и плюхнулся на него, чуть не вырубившись от усталости. Но не успел я даже закрыть глаза, как услышал голоса. Сначала я подумал, что уже брежу… что это начались глюки из-за кровопотери, боли и здешней нездоровой атмосферы... Потому что один из голосов был Ваш, капитан… Его я узнаю даже во сне и даже мертвым.
Поэтому, несмотря на смертельную усталость и нахлынувшую злобу на Вас, я по инерции поднялся и пошел на звук, болезненно морщась при каждом шаге.
Когда я заметил силуэты, я спрятался за деревом, в кустах. Вы стояли на полянке вместе с кучеряшей и миленько беседовали… И никто никого не убивал… Что, помирились уже? Снова вместе, снова рядом? Ни стыда, ни совести! Уже совсем страх потеряли - отстали от товарищей, уединились в укромном месте... Еще бы пикничек организовали… или ром на брудершафт выпили… или, чего хуже - сундук ему показали!
Вот как любовь отшибает мозги… Ой, да кому я рассказываю?!
Я вздохнул и прислонился к дереву - мне это все должно было быть по барабану! Это ведь я, Билли Бонс, два часа назад твердо клялся себе забыть и выбросить чертового капитана Флинта из своей жизни… и уже почти выбросил… а тут услышал Ваш голос и на тебе! Как за бесплатными пряниками прибежал! А Вам, как всегда, плевать! Вы кучеряше пламенные речи толкаете наедине… А я, как последний идиот, повелся! Какой же ты тупица, Билли! Вечно на одни и те же грабли!
***
Тут внезапно прогремел выстрел у меня перехватило дыхание.
Сердце предательски екнуло, я встрепенулся и бросился к поляне. Правда, я не рассчитал своих сил - раненая конечность плохо слушалась и я оступился. Запутавшись, я полетел в добанные кусты шиповника. Они ободрали шипами мне все руки и спину, но это меня не остановило. Где-то там на поляне Сильвер стоял над Вами с дымящимся пистолем. Я смутно видел это сквозь заросли и меня просто накрыло праведным гневом. Я рванулся к Вам, даже не чувствуя боли, когда шипастые ветки полосовали мне плечи. У меня было лишь одно стремление - вцепиться в шею этому кучерявому ублюдку. Задушить его нахрен, свернуть шею, выбить его голубые зенки… а там уже будь что будет…дальше я не думал.
Я уже почти выбрался из проклятого шиповника, превратив свою рубашку в пропитанные кровью клочья, как откуда-то донесся крик: “Паруса!!!”
Сильвер тут же повернулся в сторону тропинки, где оставил сообщников. Вы же лежали неподвижно на земле и я не мог рассмотреть, живы вы или нет. Со стороны тропы снова крикнули: “Якорь мне в глотку - мальтийский крест на весь фок!!!” Сильвер дернулся, тихо пробормотал “Испанцы!” и, оставив Вас умирать, быстро поковылял прочь.
Этих говнюков гаванских здесь только не хватало - подумал было я. Откуда только у испанцев координаты Острова? И и тут же хлопнул себя по лбу! Идиот! ГАЛЕОН, мать его! Галеон же!!! Из-за усадки и полных трюмов воды он должен был безбожно отставать и потому доплелся сюда лишь к вечеру!
Я сделал последний рывок и наконец освободился из шипастой западни. Сильвера на поляне уже не было. Конечно, я мог попытаться его догнать - мы сейчас на равных передвигались, но мне было не до этой дряни. Я склонился над Вами, капитан - Вы лежали без сознания, кровавое пятно расползалось по Вашей одежде, а из легких вырывался свистящий хрип.
Собрав остатки своей рубашки, я попытался кое-как забинтовать Вам рану, еще больше перепачкав Вас кровью, теперь уже собственной.
Поднять на руки Вас у меня не получилось - слишком сильно болела нога и слишком яростно вы в последнее время налегали на пончики. Поэтому пришлось Вас тащить. Простите меня за это, капитан, но Вы сами виноваты - нечего было в меня кортиком тыкать…

URL
2017-05-28 в 22:27 

***
Я наконец-то сменил повязку на ноге на сухую и чистую. Ну, и вернул свой дневник. Я почти счастлив, капитан… почти, потому что Вы до сих пор без сознания. Этот ублюдок серьезно Вас ранил… А еще, кроватей на острове не было и мы уложили вас на рундуки. Сижу теперь рядом с Вами и грею воду для компрессов. Джулиус этот, не смотря на то, что тупой марун, оказался парнем обязательным - и галеон пригнал, и Вам остался помочь.
Вы спросите, откуда тут лагерь и куча народу нарисовалась? Так когда Сильвер вернулся без Вас, в команде начался бунт - Вас, оказывается, любили, капитан. Кто бы мог подумать! Так вот, часть команды потребовали от кучеряши объяснений, куда он дел капитана, а он за это их оставил на острове и уплыл сам. Сбежал, как трус, от испанцев, не зная, что это был наш бывший галеон…
Так что теперь у Вас тут целый фанклуб. Правда, чтоб они не потыкались сюда каждые пять минут с расспросами “Как кэп?” я их занял ремонтом галеона. Корабль на ладан дышит - зачерпнул воды по самую ватерлинию… Я уж думал - не выгребем, но тут пришла подмога.
Неожиданно, Мади прислала людей на Остров. Она решила проверить, что здесь случилось, когда Сильвер вернулся к ней без Вас. А еще она передала мой дневник и записку. Записка была адресована Вам лично, но я имел наглость ее прочитать. Вы сами знали, на что идете, когда брали в команду грамотного боцмана, так что не серчайте! Мади написала, что не поверила басням Сильвера о том, что он якобы Вас отправил на какую-то плантацию картошку сажать… Что она отправит в разведку верных людей, чтоб лично убедиться, что на Острове скелетов не остался Ваш холодный труп... Вот как Вы ей небезразличны, капитан! Меня самого аж растрогало, несмотря на ревность. Поэтому решил ей написать ответ - пусть девчонка не волнуется. Скажу правду - что Вы ранены, мой капитан, что мы здесь в полном дерьме, без запасов, с дырявым испанским тазиком и неполной командой… что нам нужна подмога, оружие, бинты, литр зеленки и ящик рома.
***
Вот умеете Вы напугать, капитан! Да так, что у меня руки до сих пор трясутся!
Когда нагрелась вода на костре, я снял котелок, чтоб приготовить новый компресс. И тут вы что-то прохрипели. Я прямо с котелком подпрыгнул к Вам на одной ноге - подумал, что Вы пришли в себя. Но Вы всего лишь бредили… Я прислушался… И лучше бы не прислушивался… потому что чуть не окатил Вас этим самым кипятком… нельзя так, мой капитан! Я же живой человек, в конце концов, чтоб так надо мной издеваться!!! Вы всего лишь тихо прошептали имя… Его, черт побери, имя!!!

URL
2017-05-28 в 22:43 

Эпилог
Сижу, уплетаю жареную форель. Вы знали, что здесь водится отменная форель, капитан? Думаю, знали. Потому и выбрали для тайного убежища Остров Скелетов.
О вчерашнем… это сейчас я могу писать спокойно. После всего, что произошло утром. А тогда меня реально накрыло.
Когда Вы, будучи в полусмерти тихо прохрипели его имя… Я едва себя сдержал! У меня в руках был котелок кипящей воды, капитан. Ситуация была крайне опасной… Но, к счастью, Вы продолжили. “С-сильвер… - сказали Вы, - с-стрелял в меня… сученок… не прощу!…” Я аж выдохнул. Наконец-то, свершилось! Наконец-то Вы осознали, кто Вам друг, а кто не очень!
Я тогда отставил котелок, забыв про воду, сел возле Вас на рундук и минут десять лыбился, как идиот…
***
Утром Вы очнулись. Долго молча наблюдали, как я чищу рыбу. Я, правда, сначала не стал отвлекаться - я безмерно рад Вашему выздоровлению, но обед никто не отменял. Сами же потом спасибо скажете. Кока у нас нет (и черт с ним!), тупым марунам Джулиуса я готовить эту рыбу не доверил - они только испортят, а остальные заняты рубкой дерева. Ставим заплатку на испанское корыто, чтоб ему неладно… На этом Острове проблема с тисом, оказывается. А пальмы для шпангоутов никуда не годятся...
Вы долго смотрели за мной, соображая, где Вы и что произошло. А потом внезапно сели. Я испугался, что Вы так быстро подорвались и метнулся к Вам прямо с недочищеной тушкой форели. Увидев, насколько я ощутимо хромаю, Вы недовольно нахмурились и пристально уставились на меня своими изумрудными колючками глаз. Вы, как назло, молчали, а я стоял перед Вами как дурак в фартуке и с рыбиной, и мысли мои разбегались, как крысы с тонущего корабля…
А потом Вы протянули мне руку, капитан. Я плохо помню тот момент из-за того, что произошло потом, поэтому не знаю, куда я дел форель и ножик, но я тут же взял Вас за руку. Я думал, Вы собирались встать и просите о помощи… Но нет! Вы никогда не просили о помощи, насколько сложно Вам бы не было вставать! Мне бы следовало это помнить… Тогда бы я не выглядел, как последний идиот, с удивленно выпученными глазами… Потому что в следующий миг Вы дернули меня на себя, заставив нагнуться и… поцеловали… Вот умеете Вы выбить из колеи, как девятый вал посреди штиля! Я так охренел, что не сразу понял, что происходит. А когда понял, то охренел еще больше! Настолько, что потерял равновесие и плюхнулся на колени, оказавшись теперь с Вами на одном уровне. Вы тут же свободной рукой властно подхватили меня за затылок и я понял, что тону в той самой бездне, что всегда зловеще плескалась в Ваших зеленых глазах… потому что на какое-то время перестал дышать, слышать и видеть… Когда Вы отстранились, то с любопытством посмотрели на меня прищуренным взглядом, наверняка заметив предательский румянец на щеках (ненавижу его!) и то, насколько участилось мое дыхание. Сердце стучало, как шестеренки в часах, а в висках пульсировало, словно меня долбанули по башке мешком с опилками. Заметив мой всклокоченный вид, Вы хитро улыбнулись и произнесли: “Выходит, я на счет тебя не ошибался, Билли…” Я нервно сглотнул, из последних сил пытаясь придать своему голосу достойное звучание, и ответил: “Вы никогда не ошибаетесь, капитан…”
Неожиданно Вы вздохнули и, пробормотав что-то вроде “Один раз я все-таки ошибся…”, осторожно меня обняли, прижав мою голову к своей груди. И я замер. Я слушал его. Непобежденное, непокорное, отчаянное, горячее и такое неприступное… Ваше сердце…

URL
2017-05-28 в 22:44 

Четыре месяца после...

Сижу я на фальшборте, щурясь от карибского солнца, кропаю в дневник и присматриваю за матросами. Они же как дети малые - только перестанешь на них материться, сразу не знают, что делать. Время от времени поглядываю на мостик. Вы стоите, широко расставив ноги и всматриваетесь в горизонт. Вы всегда так делаете, когда мы отходим от Тортуги. Ваши чУдные рыжие волосы снова отросли и теперь их треплет утренний бриз. Вы значительно похудели после ранения, но все так же цепки и выносливы, как прежде. Твердыми уверенными движениями Вы чеканите шаг вдоль бортика, ветер развевает полы Вашей длинной куртки, а засаленные от морской воды штаны все так же безукоризненно обтягивают Ваши бедра. Я и себе хотел пошить брюки в обтяжку, на манер Ваших, но Вы не одобрили… Сказали: “мне нужен боцман на палубе, а не шлюха на панели!” Уж не знаю, как воспринимать - комплимент это был или оскорбление? Вас порой так сложно понять, мой капитан. За что Вы мне и нравитесь… всегда нравились… Вот кто бы еще додумался содрать эти дурацкие испанские паруса и нацепить черные, как вороново крыло? Поражаюсь Вашему стилю! Ткань была дорогая, но оно того стоило! Теперь, когда мы ночью подходим к добыче, все выскакивают за борт сами, думая, что за их шкурами явился призрак из морской пучины… В портах суеверные жители все окна и двери забивают досками, когда мы входим в гавань. Примечательно, что Вы назвали галеон “Элеонор”, я Вас понимаю. И не ревную. В этот раз - правда, не ревную. Мне главное, чтоб не “Серебряный”, а там хоть “Долбанный испанский галеон”, как его частенько называют за глаза.
Нас боятся и за нами охотятся по всему карибскому бассейну. Нас обходят стороной и пираты, и испанцы. Но нас же и выслеживают на всех островах Вест-Индии… Единственное наше убежище теперь - Тортуга. Мы даже не можем теперь заплыть за сундуком - у Острова Скелетов теперь караулит Рэкхем… Но мне как-то в последнее время не до сокровищ - главное, что Вы живы, мой капитан, пьете ром и материтесь… Хотя, конечно, происшедшие события отразились на Вашей психике - но оно и к лучшему. Команда теперь Вас боится, как кролики удава. И не мудрено - Вы наконец перестали нянчится с головорезами, перестали их воспитывать, а начали молча отстреливать... Никаких больше Синглтонов, Дюффрейнов, кучерявых пуделей и прочих бунтовщиков - такого бардака, как на “Морже” здесь больше нет! За промедление в исполнении приказа - высаживают в ближайшем порту, за слово возражения - выбрасывают за борт. В любого, кто посмеет войти в Вашу каюту без стука, Вы тут же разряжаете пистоль. Вас за глаза называют рыжим демоном, а двери вашей каюты обходят стороной, опасаясь пули. И только один член команды имеет право входить в это логово чудовища - Ваш верный и бессменный боцман, которого Вы всегда узнаете по теперь уже прихрамывающей походке. Меня Вы еще пока ни разу не подстрелили, за что Вам, конечно, огромное человеческое спасибо, капитан!
И тем не менее, несмотря на столь суровую обстановку, желающих служить на галеоне не переводится. В каждом порту находится пират, что с замиранием сердца ждет на горизонте появления черных парусов “Элеонор”. Не знаю, что именно их манит - Ваша новая курточка, отросшая шевелюра или то, что вы единственный в Вест-Индии знаете, где зарыт сундук с сокровищами, но у нас команда пополняется регулярно. У нас даже кружок самодеятельности организовался - песню свою написали! Хотели пиратский гимн, а вышло про бутылку рома… Как Вы выразились - ни ума, ни фантазии… но у меня вкусы не столь утонченные, как Ваши и мне песня понравилась - пристала, как банный лист, ходил насвистывал неделю... Пытался было спеть ее для Вас, но по запущенной в двух сантиметрах от моей головы кружке понял, что не стоит...
Так что и без сундука нам есть пока чем заняться…
Жизнь наша теперь в большей степени проходит на корабле - мы вынуждены скрываться от всего мира. Раньше мы воевали с Англией, потом с испанцами, потом с губернатором, а теперь - со всеми подряд… Наш враг - каждая тварь, что не ходит под черным флагом, а значит - все, кроме нас. Ну и пижона Рэкхема, который построил свой корабль с блэкджеком и... непонятными барышнями-трансвеститками… Но его команду наши парни стараются избегать в любом порту. Потому что те сразу пристают с расспросами о сундуке. А когда Вы видитесь с ним лично, то обычно ограничиваетесь короткой фразой с указанием самого короткого маршрута, куда ему следует идти, если ему так интересно, где сундук… Джек только кривится и манерно обижается, оттягивая за шиворот свою рыжую девку от Вас, чтоб я не прострелил ей башку за то, что бросилась на кэпа с ножами… В общем, с Рэкхемом у нас отношения как всегда, натянутые… Поэтому лишний раз стараемся не пересекаться ни на море, ни на суше… Но я его не осуждаю, ведь он выжил Сильвера из Нассау и тот убрался аж в Бристоль. Не знаю, как Вы, капитан - я так не решился Вас об этом спросить, но я лично за это ему благодарен.
Кстати, Ваша страшная мстя всей Англии не забыта, она просто отложена до тех времен, пока Вы не восстановите силы… не знаю, как там другие повстанцы, но лично Вам, мой капитан, я готов в этом помочь, да только вы бросаетесь посудой и выставляете меня за дверь всякий раз, как я стараюсь намекнуть Вам, что пора завязывать с ромом… Упрямый вы, однако - привыкли делать все сам! Кроме одной вещи, разумеется…
***
В этот вечер, как и в десятки других, отправив смотрящих по постам, я прихожу в Вашу каюту и запираю дверь изнутри, чтоб никто Вас не потревожил. Вы, как всегда, сидите перед столом с небрежно разбросанными картами и пьете проклятый ром. Я говорю, что хватит пить, а Вы бросаете острый, как лезвие бритвы, взгляд на меня и устало откидываетесь на спинку кресла. Я снимаю тяжелый пояс и отбрасываю прочь оружие. Потом подхожу к вам вплотную и медленно опускаюсь на колени, поморщившись от тянущего чувства в раненом бедре. Вы расслаблено опускаете плечи, ухмыляетесь в усы и прикрываете глаза, потрепав меня рукой по короткой стрижке. Я послушно наклоняюсь и начинаю неторопливо, методично и размеренно развязывать шнурки на ваших модных сапожках.
Когда я заканчиваю и снимаю с Вас обувь, Вы уже почти спите. Тогда я бужу Вас и под аккомпанемент возмущенной нецензурщины, помогаю вам перебраться на тахту. Потом я целую вас в лоб и заботливо укутываю одеялом. Никто из команды, а особенно я, не заинтересован, чтоб наш кэп простудился. Проделав этот ритуал, я ложусь спать на гамаке у двери, положив под подушку топор, а пистоль себе на грудь. Если какому-то ущербному идиоту вздумается ворваться в Вашу каюту среди ночи или затеять бунт - он сначала должен пройти через меня… а это чертовски сложно - пока никому не удавалось, даже Вам… так что спите спокойно, мой любимый капитан, я допишу эти строки и погашу свечу…

URL
 [?]:
  
:
  
  

 

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100