02.02.2011 в 20:00
Пишет то, что хочется вспомнить.:

12.02.2010 в 07:43
Пишет Тамми:

>
О принцессе
Это пост не для фанатов цикла "Сумерки" и еще в большей степени не для фанатов Орихиме. Я вас предпупредила

Недавно я задумалась над тем, почему мне так нравится именно сенен. Я бы не сказала, что я воинственна. Не могу заявить и то, что это из-за обилия мужских персонажей, нет, это, конечно, играет свою роль, но мне все же не тринадцать. Может, потому, что сенен – сама по себе грубая модель на тематику «Жизнь – это борьба».

Романтиком я была всегда и не отрицаю, но когда акцент только на этом… Нет, мои нервы не выдерживают. Больше всего мне нравится схема: герой – испытания – исход. Но и это сейчас редко можно встретить в хорошем качестве.

И быт мне нравится. Нашумевшие «Сумерки» я прочла, и больше всего мне пришлось по душе описание рутины, которой была окружена Белла. Всегда забавно заглянуть в жизнь другого человека, «Дневник Бриджит Джонс» тому пример.

А сам сюжет… Верно, это один из немногих случаев, когда экранизация мне показалась лучше, чем книга. И еще мне очень нравится Белла на экране.

Однако в целом странно видеть такую простоту, и дело даже не в сказочности сюжета. Судьба так странно идет на уступки этой девушке, которую по словам автора, каждый может ассоциировать с собой. Мне-то как раз трудно ассоциировать с собой человека без странностей, к нормальным людям, вроде Рукии и Рангику, или Беллы я отношусь с теплотой, но скорее как к любимым двоюродным сестрам. А себя ассоциирую с крэйзанутыми мужиками вроде Тоширо. Кроме сексуальных фантазий, конечно, а то пора было бы задуматься… Наверно, глупо отрицать, что на каком-то уровне всегда ставишь себя на место героя или героини. Это нужно либо уметь в высшей степени абстрагироваться, либо вообще быть равнодушным к книге. Я ни то, ни другое.

Сумерки богов
Итак, Белла. Испытания были, порой даже страшные, но по сути, ей не пришлось ничем жертвовать, кроме смертности, которой она не дорожила, любви Джейкоба, которой в принципе и не лишилась. Просто эта любовь материализовалась во что-то более удобное для них и для сюжета.

В итоге Белла получает:
– любовь, светлую и бессмертную. (Кстати, даже мне было трудно выносить такой объем романтики и демагогии, при всем уважении к героям).

– бессмертие, чего добивалась так же отчаянно, как и любви. При том, что стала сверхъестественным существом, оказалась удивительно «светлой», от вампира лишь название.

– прекрасную семью, удобно поделенную на пейринги. Давненько я такого не видела, со времен Ноевого ковчега…

– ребенка, чего в принципе должна была лишиться. Если вспомнить Розали, то эта плата за Обращение.

– отца и мать, проявивших небывалое понимание.

– силу, которая едва ли не превзошла все остальные.

Финальный аккорд саги вызвал легкое удивление – вечность лишь для них… То есть, я бы не возражала, если бы они говорили «рядом с тобой я готов встретить даже вечность». Однако это было бы вне логики произведения, видимо.

Мне понравилось преображение Беллы: словно стала львицей из котенка, однако этому было уделено не столь много времени.

И вот женщина на поле битвы. Тут я перескочила на мысли о том, должна ли женщина драться вообще. И, конечно, вспомнила Орихиме.

Один из постулатов поклонников Иноуэ – она не проявляет насилия. Она добра в истинном смысле этого слова. Вот я и попыталась рассмотреть все, что с ней связано, под своим извращенным углом зрения. И если у вас появятся контраргументы, буду только рада. Хотя спорить со мной обычно безрезультативно.

Детство, волосы и заколки
У Орихиме было тяжелое детство, которое она помнит или не помнит. Факт в том, что насилие ей приходилось терпеть с рождения. Потом все эти дурные воспоминания вытеснила забота брата, и Орихиме смогла быть «хорошей девочкой». А потом ей обрезали волосы.




Через несколько лет ее будут избивать арранкарши вот так же, за несхожесть с ними. И тут надо посочувствовать Орихиме. Или…

Если начать разбираться, не вдаваясь в подробности паршивого устройства японских школ, возникает вопрос: почему Орихиме не нашла в себе силы ничего своим мучителям противопоставить? Разумеется, в какой-то момент она растерялась: с одной стороны обожание брата, который искренне восхищается ее волосами. И вдруг как ледяной душ – издевательства одноклассниц. Она в этой ситуации попросту не может принять факт, что кто-то ее не любит, она не может признать это вслух – это противоречит ее представлению о людях. Тут конкретно речь не о том, что ее, обожаемую братом, кто-то невзлюбил, а то, что люди способны на такую жестокость вообще.

«У меня не хватило смелости сказать об этом брату».

Соре, как и пристало любящему брату, в Орихиме нравится все. Вообще, меня удивляет то, что постоянно забывают об этом человеке, уж если бы в их семье и пришлось искать кого-то, готового к настоящему самопожертвованию, так это он.

Так вот на этого брата Орихиме целый день дуется из-за его подарка (!), а дать отпор людям, которые ее отвергают, она не может! Ну ничего себе доброта душевная. Это тоже отрицание агрессии – вымещать обиду на близких? Или она расстроилась потому, что брат напомнил ей об отрезанных волосах? Посмотрите на его лицо. Это реакция на поведение доброй и понимающей Орихиме.




Вообще, унижение детей – это тяжелая тема. Тут с какой стороны ни посмотри, идеальных советов дать нельзя. И все же на 70% то, как разрулится эта ситуация, зависит от самого бойкотируемого ребенка. Как в фильме «Чучело» – смотреть в глаза противникам. Как сделала с помощью Онизуки Томоко – пошла на откровенность (хотя и она долго тупила). Как Макино, в общем, до хрена примеров, не за чем углубляться.

Орихиме выхода не искала, позволяла себя избивать, пока помощь не пришла извне. И что она начинает делать? Учиться каратэ! Не айкидо даже, а настоящему агрессивному спорту. А зачем ей это, если она в принципе отвергает насилие? Да потому что она понимает, что должна уметь постоять за себя. И куда все делось…

А с Тацки все вышло нехорошо. Силу благодарности Орихиме мы увидели, когда она выбирала человека для прощания. Впрочем, она забросила подругу задолго до этого, чтобы вцепиться в команду Куросаки-куна.

А были ли убеждения…
Редко мы вспоминаем о том, что Иноуэ всегда хотела бороться в прямом смысле этого слова и жутко парилась из-за неспособности к этому. Кстати, насколько помню, большинство ее фраз в духе «о, мы не должны кого-то ранить» – филлерные. Но именно они создали ее образ. И сейчас этому подобию женщины-Будды все поклоняются, восхищаясь добротой и милосердием.

Вообще, для меня идеалом сенена всегда был и будет «Кеншин» (манга, естественно). И, несмотря на то, что любимая героиня для меня там Мисао-чан, именно философия Каору мне ближе и понятнее.

Каору никогда не колебалась, когда нужно было драться за близких людей. Философия «Меча, который защищает» так глубоко запала ей в сердце, что никаких разбродов не видно. Каору не находила нужным скрывать своих чувств. И при том, что она всегда смотрела на мир ясно, она не лишена была сочувствия даже к врагам. Вот что для меня внутреннее достоинство женщины. Я не забуду, как она кормила Эниши своей, кстати, ужасной едой, как быстро она в нем разобралась. И благодаря ей и Кеншин все понял. Никаких истерик.

Кстати, в том же «Кеншине» показана обратная сторона «о великих целителей, которые добрые и всех вылечат», в лице Мегуми. Не собираюсь ее осуждать в красках, но позиция Сано насчет «лучше буду есть ужасную еду малышки, чем возьму что-то от этой опиумной женщины», мне была как нельзя близка.

И ее жест в манге, когда она на глазах друзей попыталась себя заколоть, продемонстрировав свою жалость к себе, – меня чуть не передернуло. И как на нее Сано наорал, молоток. Нечего драматизировать и уходить помогать врагам.

Женщины-целители и женщины-воины… Какого черта я всегда на стороне последних? Это хорошо еще, что в Ван Пис доктор – Чоппер, его сложно не любить.

Принять позицию Орихиме для многих значит отрицание позиции Рукии, которая всегда «рада в крови руки запачкать». В общем-то, Рукия, как мне кажется, здесь плохой показатель, какой бы пацанкой ее ни считали. Ее стремление сражаться в принципе и поддерживается знанием о необходимости сохранять баланс миров. Она кроме Пустых ни с кем и сражаться-то не хотела.

В то же время «женщина с мечом» – это ведь не только Рукия. Это Рангику, Хинамори, даже Унохана, и я молчу насчет Сой или Йору. То есть позиция «сражаться, чтобы защищать» – и их позиция тоже. Вот только в их сторону почему-то не летит копий. Разве можно сказать, что у Рангику сердце слабее, чем у Орихиме? Три раза ха.

Я не пытаюсь разобраться в том, за что Иноуэ любят, я сама ее любила, но хочется понять, почему ею восхищаются и превозносят, откуда пошел культ. Ведь у нее даже как таковой философии нет.
Если у Рукии это накамашип и гордость,
у Ичиго – «я не хочу победить, я должен победить» (потому что насчет «я хочу защитить» я уже сильно сомневаюсь),
у Йоруичи – как раз «мы берем меч, чтобы защитить что-то»,
у Киры – «война – это отчаяние»,
и так можно долго перечислять, то что у Орихиме?

Да, ей пятнадцать лет, и она вроде как ребенок, но будучи персонажем манги, главной героиней, по сути, уж второй арки точно, она должна иметь какие-то характерообразующие детали и концепцию!

Ну что это? Не думается мне, что лечение, это после битвы Улькиорры. Когда она лечила Ичиго в той драке, она что кричала: «Я тебя вылечу, Куросаки-кун!»? Да ни фига. Она хотела, чтобы он ей помог.

Когда она стала лечить Джиданбо? После того, как ее попросил Куросаки-кун!
Нелл? После того как ее попросил Куросаки-кун!
Самого Куросаки-куна? Это даже не смешно.

Если ее философия – это отрицание реальности, то для меня она становится самым печальным персонажем. Которые бегут, чтобы оставаться на месте, вместо того, чтобы попросту ступить на новый путь. Она потерянная. И тут приходят фиговы манипуляторы.


Как вышло, что Орихиме выскочила из сачка Урахары и попала в сачок Айзена
Урахару мне во многом не понять. Вообще-то, это одна из причин, по которой я люблю его, но не всегда. Махинатор и манипулянт, но худший психолог чем Айзен потому только, что заботится о других, он действительно не понимает Орихиме.

Я вот до сих пор не понимаю, зачем он послал ее в Общество Душ. Мало того, что она была там бесполезна, неужели он не понимал, что против капитанов, лейтенантов, даже против третьего офицера она не выстоит? Даже если он хотел использовать ее как пешку, зачем так бестолково?

Урахара прав, когда говорит, что его вина в том, что она ушла в Уэко Мундо. Это он ударил ее по самому больному месту. Он ей сказал, что она бесполезна, после того, как сам ангажировал ее.

Там Улькиорре сильно стараться не пришлось, чтобы ее похитить. И мы видим, как быстро Орихиме забыла слова своего как бы соратника Урахары и поверила словам Айзена о том, что у нее божественная сила.

Айзен тоже молодец. Есть у нее эта сила, нет ли, на ее самолюбии он сыграл хорошо. Орихиме сразу же возомнила себя великой и решила, что ей уготовано уничтожить Хогьеку. А поверила она в то, что она единственная в своем роде, так же быстро, как Вольдеморт поверил Дамблдору, сказавшему Тому, что он волшебник. Ей попросту понравилось то, что она услышала.

И шла ли там речь о самопожертвовании? Если бы оно было, она бы уничтожила заколки. Она не позволила бы Айзену получить желаемое. Но нет, она придумала себе невыполнимый план и сидела, ждала спасения.


Две узницы
Тут можно вспомнить о тысячу раз обговоренном фанатами сравнении: уход Рукии и уход Орихиме. И вот, что мы имеем.
1. Рукия была уверена, что Ичиго лишен сил шинигами, и не упоминается о том, знала ли она о способности Урахары открыть Сенкаимон. Орихиме знала, что у Ичиго и силенок, и дури пойти за ней хватит. Хочется верить в то, что она считала, что Гарганту Урахара не откроет, хотя сомнительно… Ведь когда гоп-компания заявилась в Лас Ночес, принцесса «огорчилась», а не удивилась.

2. Перед Рукией Ичиго валялся обездвиженный, лишенный сил, в секунде от смерти. Она пыталась его спасти. Орихиме Ичиго увидела в разгаре битвы, ни намека на поражение не было. Она пыталась его спасти?

3. Рукия сделала все, чтобы Ичиго не пошел за ней. Она запретила ему идти за собой, кроме того, как уже говорилось, считала, что не-шинигами этого не сможет. Орихиме сделала все, чтобы Ичиго пошел за ней, наплевав на предупреждение Улькиорры о том, что никто не должен знать об этом прощании. Впрочем, Улькиорре-то это, конечно, было на руку. В тот момент. Потом, я думаю, он пожалел…

4. Рукия шла на смерть или на длительное заточение и знала об этом. Орихиме шла помогать врагам и мало того, что знала об этом, вовсе не противилась этому. Не встала в позу ни единого раза, и даже не прикольнулась над Айзеном и его троном.

5. Рукия в тюрьме молилась о спасении Ичиго. Орихиме думала, когда ей принесут пожрать. Кстати, в этой ситуации мои симпатии на стороне Химе.

6. Рукия больше всего хотела того, чтобы ее друг выжил. Она пытается остановить брата, до последней минуты орет на Ичиго, перед казнью просит Ямамото. Если бы это было простое желание выпендриться, не было бы у нее легко на сердце, когда ее казнили. «Мое сердце, взбунтовавшееся после слов Ичимару, медленно обретает покой». А это показатель – после слов Ичимару-то. Орихиме не хватило смелости атаковать Лоли и Меноли и отправиться на помощь Рукии и Садо. Почему? Почему она позволила себя избивать в тот момент, когда свершилась ее мечта – в ее помощи нуждались? А-а… Ведь это был не Куросаки-кун. Мои извинения. Хотя, конечно, колотила в дверь она эффектно. «Я не могу принять это». Не «Кучики-сан, я спасу вас», а «Этот мир вновь не соответствует моим ожиданиям». Однако сменились декорации, и поведение Иноуэ изменилось. Дверь-то ей открыли. Но ведь ее не позвал Куросаки-кун.


«КУРОСАКИ-КУН- КУРОСАКИ-КУН- КУРОСАКИ-КУН- КУРОСАКИ-КУН- КУРОСАКИ-КУН- КУРОСАКИ-КУН- КУРОСАКИ-КУН- КУРОСАКИ-КУН!!!»
Почему-то каждый второй человек убежден в том, что за самоотречением, тихостью и скромностью всегда стоит недюжинная сила. Потому ли, что о своих настоящих чувствах или достоинствах кричат только дураки?

Мне это невдомек, в том смысле, что я не понимаю, зачем быть неискренним с самим собой. Мои мысли никто не услышит. Но у Орихиме, такое ощущение, что стоит внутренняя цензура. И ее святость вызывает восхищение, хотя, как раз подтверждения этой святости в манге нет!

Я всегда считала, что Орихиме должна признаться Ичиго в любви. Если же она сама считает, что у нее нет такого права… Хозяин – барин.

Она его любит. Не будем спорить о дефинициях, она говорит, что любит, значит, будем использовать это слово. Она хочет быть рядом с ним. Она хочет сражаться рядом с ним. Она хочет его защищать.

И еще она его боится.

Странно то, что свой страх фабульно она уже должна была преодолеть, еще когда Ичиго дрался с Гриммджо. Она сказала «Я не боюсь Куросаки-куна, я боюсь…» Наверно, фраза должна была закончиться – «что он умрет». Однако эту позицию Иноуэ забыла так скоро!

Что ей помешало встать между Ичиго и Улькиоррой, я не говорю, сражаться с Шиффером, храни бог его нервы, просто встать между ними? И если же ей не хватило смелости сделать это с самого начала, зачем она отправилась за Купол?

Все говорят, что она растерялась. Может, на каком-то уровне она хотела скопировать поведение Рукии, но вот только Рукию Ичиго пришел спасать. У него в мыслях не было убивать – он сказал Бьякуе, что швырнет его на колени перед сестрой.

У Орихиме все сложилось не так красиво. В Лас Ночес Ичиго дрался не на жизнь, а на смерть, а разных фраз об Орихиме не кричал. Тут она и начала искать объяснение происходящему.

Честно, эта идиотская позиция «Как ты можешь нападать на Куросаки-куна, он же и так ранен!» меня выбесила. Это все, на что она решилась? Это вот так она защищала любимого человека? Тогда хоть бы у Гина взяла пару уроков изящной словесности, может, заговорила бы Ноитору.

Когда любимый человек в опасности, ты бросаешься вперед, чтобы закрыть его от удара. И это вовсе не благородство и не желание пафосно погибнуть. Это инстинкт. В такие минуты ты не думаешь. В книгах и фильмах подобное не редкость, и я прошла через такое сама. Это не героизм, это выброс адреналина, вызванный тем, что кому-то, кого ты любишь, больно.

Вот так.




А у Орихиме был еще и щит. Который она использовала лишь раз, когда Ичиго дрался с Улькиоррой. И, кстати, не в критический момент. Тогда, когда Ичиго мог оценить ее жест.
В критические моменты она голосила как белуга.

Чем больше я на нее смотрю, тем больше мне кажется, что она не добра, не обладает врожденным чувством собственного достоинства, возможно, она правильна, но это скорее результат воспитания и слабости, желания видеть удобный мир, а не настоящий. И ни ее внешность, ничто, это не компенсирует. Или?..


Луч света в Темном царстве
В данном контексте «темное царство» – это сознание Орихиме, а «луч света» – влияние Улькиорры. Я буду говорить не с позиции шиппера. После смерти Улькиорры во мне и шипперства как такового не осталось. И не потому, что она его не спасла. Потому только, что она бросилась к Ичиго на его глазах. Вредный внутренний голос говорит, что их чувства, ее и Улькиорры, были убиты в зародыше, когда он увидел ее в этот момент. Я уже молчу об Исиде. Вечно ему от нее достается. «Исида-кун мало говорит. Он ничем не выделяется и не похож на группу Куросаки-куна, поэтому его так трудно запомнить». Слышал бы это Исида…

Кубо умудрился затушить такие красивые отношения (я об УльХиме) щенячьей влюбленностью и привязанностью, от которой даже молоко скисает быстрее, чем обычно. И похоже там уже пересечена point of no return, хотя мне хотелось бы другого, не скрою…

Я слышала как-то фразу, что Улькиорра ломает Орихиме. И действительно, нельзя поспорить с тем, что он здорово ее обдурил, когда предложил сделку. Или может, Улькиорре хочется в это верить? Потому что с момента ее прибытия в Лас Ночес, он не сказал ей ни слова неправды. И его позиция куда более логична, чем позиция девушки, восхваляющей собственное сердце, которое подсказало ей привести друзей в ловушку.

Иметь силу не стыдно. Защищать своих друзей – тоже не стыдно. А для того, чтобы сражаться, вовсе не нужно намерения убивать. Достаточно желания победить. И самый яркий пример тому – Исида. И этот пример, кстати, был у нее перед глазами.

А она так нескоро поняла, что пошла бы за друзьями, попади они в беду. Считала ли она их в таком случае друзьями? Вот Рукии никогда не надо было себя убеждать в том, что накама – это накама.

И напоследок. Вы можете сказать, что я поклонница Рукии, которой не терпится втоптать в грязь принцессу. Я согласна: я поклонница Рукии. Поклонница, которая может написать целый список того, что мне не нравится в Кучики, и во главе сего списка будет твердолобость.

А насчет второго: не нахожу нужным втаптывать кого-то в грязь. Но меня всегда тянет разобраться с чем-то непонятным. Фразы о непогрешимости Орихиме, искренности, самопожертвовании, о том, что «такую девушку нужно заслужить»… Этого мне воистину не понять. Она не смогла ни защитить Ичиго, ни спасти Улькиорру.

Могла ли я поверить в ИчиХиме?
Могла, когда видела такое














Вот эти кадры меня просто веселят
















А это начало второй арки. Ичиго волнуется об Исиде. А Орихиме о том, что Ичиго волнуется об Исиде. И пофиг ей на Исиду.



See also The Lust Arc = IchiHime FAIL

URL записи

URL записи